дискуссионно-аналитический православный сайт
Имя или номер ( регистрация ):
Пароль ( забыли пароль? ):

Г.Е. Распутин перед судом современного общества. часть 2. (окончание)

Г.Е. Распутин перед судом современного общества

(к 95-летию со дня гибели)

часть 2.(окончание)

Александр Махотин

4.

Убийство Распутина

Если посмотреть на то, против кого более всего ополчалась свободная (от совести, но не от денег) российская предреволюционная пресса, то мы увидим, что её огонь последовательно вёлся по следующим лицам: о. Иоанн Кронштадтский, Григорий Распутин и Царица Александра. Последовательность логична – все трое закрывали собою главную мишень: Царя, а с ним – и тот принцип власти, который революционные бесы всех мастей намеревались сокрушить.

О. Иоанна левые и масоны ненавидели люто. Про него даже писались омерзительные книжонки. Люди, напрочь лишённые не только веры, но и элементарной нравственности, обвиняли его в ханжестве, фанатизме, лжи, даже в… сектантстве: создании им секты «иоаннитов» для поддержания своего благосостояния.

Точно также в сектантстве был обвинён и Распутин. Причём, даже подробнейшее разследование Тобольской Духовной консистории, опровергнувшее эту чушь, – ничего не изменило в публикациях прессы.

Царица же, с началом Мiровой войны, обвинялась в шпионаже в пользу немцев. Негодяи, сами получавшие систематически деньги от внешних врагов России, обвиняли ту, которая была чиста как кристалл. Следователь Руднев: «В связи с упорными слухами об исключительной симпатии Императрицы к немцам и о существовании в царских покоях прямого провода в Берлин мною были тщательно произведены осмотры помещений Императорской Фамилии, причем никаких указаний на сношение Императорского Дома с немецким во время войны установлено не было».

Г.Е. Распутин с Царскими детьми

Но мы век спустя даже представить себе не можем, какая степень травли скрывалась за этими сухими строками. Даже то, что Императрица со старшими дочерьми в госпитале, открытом Ею в Царском Селе, ухаживает за ранеными (в отличие от большинства дам высшего света, продолжавших свою жизнь в салонах) – истолковывалось врагами в том смысле, что она ухаживает там лучше за немецкими ранеными (а в госпиталь попадали и такие)!.. И такие обвинения Царской Семьи в измене сыпались не только из газет и специально распространяемых сплетен, но и из стен IV Гос. Думы, которая была прямым центром антироссийского заговора и масонской пропаганды.

И уж конечно из этого же ядовитого источника просто хлестали «сведения», об интимных отношениях Распутина и с Самой Царицей, и с Вырубовой, а после – и с Царскими Дочерьми. Самое отвратительное здесь то, что фактическими союзниками масонской Думы в этой «борьбе» с Государыней и Г. Распутиным стали и многие члены Императорской Фамилии. Об этом прямо пишет и Родзянко и иные вершителя омерзительной «великой безкровной».

Несколько раз в 1916 г. специально распускались слухи о том, что Распутин будто бы убит, например, в каком то ресторане «во время очередной оргии». Понятно, что это были отнюдь не случайные вещи, а сознательная и последовательная подготовка события…

Последний раз Царь встретился с Распутиным 2 декабря 1916 г. перед отъездом в Ставку. Как разсказывает Вырубова, Г.Е. ободрил Царя, сказав, что главное – не надо заключать мира, так как та страна победит, которая покажет более стойкости и терпения. Когда Царская чета собралась уходить, Царь как всегда сказал: «Григорий, перекрести нас всех». - «Сегодня Ты благослови меня», - ответил Григорий Евфимович, что Государь и сделал…

Настоящим руководителем убийства был один из руководителей масонства в России В.А. Маклаков. Заранее им был разработан план и выбрано место ликвидации трупа и вещей жертвы, он и передал яд. В убийстве участвовали 2 члена Императорского Дома: Вел. Кн. Дмитрий Павлович, гомосексуалист и масон, и князь Феликс Ф. Юсупов, женатый на племяннице Государя Вел. Кн. Ирине, член масонской ложи «Маяк», которого Распутин лечил от весьма специфических психических разстройств (к слову – и вылечил).

Кстати, Распутин приехал во дворец к Юсупову вовсе не на пирушку, как было публике представлено позже. Ровно напротив – Ф.Ю. просил его приехать для того, чтобы Григорий помолился о якобы тяжко больной его жене, Ирине. Убийцы знали характер Григория, и понимали, что если его для этого позвать – он не откажет. Как часто, бывало, отказывал знатным персонам в посещении их домов, хотя мог идти на другой конец города, чтобы помочь безвестному бедняку…

Медальон Казанской иконы, подаренный Григорию Царственными Мучениками. Справа вензель Императора Николая II, слева – Императрицы Александры Феодоровны. Внизу дата: «1912»

После убийства оба князя перетрусили и писали Царю письма в коих лгали, что не имеют к происшедшему никакого отношения, Феликс клялся «именем князей Юсуповых» (!).

Мы не станем описывать само убийство и докапываться – участвовала ли в нём английская агентура напрямую, или нет? Об этом в последние годы появилось много изследований и, в том числе, на хорошем криминалистическом уровне[1]. Факт остаётся неопровержим: это дело ещё совершенно тёмное. Показания самих участников убийства просто противоречат самим протоколам описания одежды и ран убитого.

Попробуем взглянуть на убийство в принципе с другой стороны. С какой? С христианско-мистической, а не судебно-юридической.

Ведь для Бога вообще нераскрытых убийств и ненаказанных преступлений не существует. Тот, кто этого не понимает – тот просто духовно слепой человек. «Наказать преступника», «найти причину» – это ведь лишь приземлённый человеческий взгляд на событие преступления. У Всеведящего Бога – всё не так. Господь знает каждый примятый нами лист, каждую обиженную нами попусту безсловесную тварь. Однако, Он может, как мы прекрасно знаем из истории Церкви, попустить и праведнику лютую смерть. Вопрос – зачем?

Да, для убиваемого смерть – это больно. Но она неизбежно наступит для каждого. И, как говорят люди духовные, даже при мирном отшествии из тела – это очень страшный момент. Так что здесь для каждого из нас вопрос стоит лишь: раньше или позже, не более. Подлинная боль и горе остаются на земле у тех, кто очень любил и разстался с умершим. Но и их печаль и тоска, если они знают что такое молитва, – скоро будет уврачёвана: установится новый тип связи, и всё…

Для того, кто и при жизни был с Богом, после самого этого болезненного момента смерти – наступает одно лишь благо. Как и Апостол Павел нам засвидетельствовал о своём уже обожженном состоянии: «мне смерть – приобретение». Значит, насильственная смерть праведника имеет, видимо, ещё некий сокровенный божественный смысл. Но не для него. А уже именно для тех, кто остался на земле и стал её свидетелем.

Да, это истинно так. Вся история христианских мучеников показывает, что их смертью просвещалось то языческое общество, из которого они исходили в крови. Эта кровь буквально протирала ослепшие глаза и приводила ко Христу всё новые сонмы христиан, пока, наконец, не произошёл перелом в IV веке. И кровь мучеников утвердила Церковь – недаром в антиминс вшивают именно частицу мощей мученика, а не святого иного чина!

Но! – как же тогда кровь праведника, сознательно проливаемая в христианском обществе, должна отозваться на его дальнейшем облике? Что же будет происходить дальше с таким обществом, с его «духовной зрячестью» (прошу прощения за оборот), если оно не понимает и не видит (или – не хочет видеть), что им убивается праведник? И горячо и единодушно, как некогда язычники в Колизее, требует пролития его крови? А именно так требовали крови Распутина.

И ответ на этот вопрос будет, похоже, очень страшный. Это общество, по прежнему мня себя «христианским», может впасть в жесточайшее всеобщее беснование. Мы не дерзаем описать те механизмы или пути, по которым бесы получат доступ к самым ответственным рычагам этого общества. Можно лишь напомнить, что ветхозаветные пророки за гордость указывали на наказание от Бога «сокрушение колен». Это – разрушение «стояния», по современному выражаясь – управления общества… И для любого честного человека – именно это сокрушение, если он посмотрит на Россию после Февраля 1917, будет совершенно очевидно…

О самих убийцах Распутина 17(30) декабря 1916 г. говорить не стоит: о том, как они это делали, убийцы после февральского переворота хвастались на весь мiр наперебой. Все убийцы, по сути, остались без возмездия, конкретно против них даже не было возбуждено дело. Государь возвращается с фронта к Семье, 21 декабря состоялись похороны Григория Евфимовича в полной тайне. На них были только Царь с Царицей и Дочерьми, Вырубова и ещё 2-3 человека. Вырубова пишет: «Их Величество не сразу решили сказать ему (Царевичу) об убийстве Распутина, когда же потихоньку ему сообщили, Алексей Николаевич расплакался, уткнув голову в руки. Затем, повернувшись к отцу, он воскликнул гневно: «Неужели, папа, ты их хорошенько не накажешь? Ведь убийцу Столыпина повесили!» Государь ничего не ответил ему»… Видимо Государь, одним только Ему ведомым от Единого Бога образом, понимал, что кого-то наказывать – было уже слишком поздно, да и безполезно. Они уже сами все приготовили себе наказание, и оно не замедлит…

Икона «Знамение» с подписями Царицы, Царевен и фрейлины Анны Вырубовой, положенная в гроб на грудь Г.Е. Распутина

Масонское аристократическое подполье прекрасно знало об отношении Царской Семьи к Григорию. И прекрасно понимало, что нанесло по их душам очень тяжелый удар. Немедленно после убийства в их стане – ни с чем несравнимое торжество (оно очень четко зафиксировано во всех их многочисленных воспоминаниях о том времени). Подполье собирает силы для «последнего штурма прогнившего Самодержавия».

Действительно, с «прогнившим» надо было торопиться. Русская армия сильна как никогда. Турция с Австро-Венгрией практически разгромлены, снарядный голод 1915 г. совершенно ликвидирован (5 лет будущей гражданской войны стороны будут воевать как раз тем вооружением, что было в избытке приготовлено Царём для победного – и несомненно скорого! – окончания войны[2]). В Севастополе сформирована и проходит последнюю подготовку отборная дивизия морского десанта, укомплектованная исключительно из Георгиевских кавалеров, которая весной должна ударить по Константинополю. Черноморский флот России – абсолютный хозяин в Чёрном море, немецкий «Гебен» под турецким флагом – бегает от русских броненосцев по всему морю, как заяц. Турецкое каботажное судоходство по северному побережью Порты – парализовано полностью, суда просто не рискуют выходить в море. Закавказская армия ген. Юденича зашла уже глубоко на турецкую территорию. Скорый спуск на воду 4-х дредноутов класса «Бородино», сильнейших в мiре – вообще изменит ситуацию на морском театре военных действий[3]. Разсечение железной дороги от Константинополя до Германии, после взятия его русским десантом, – оставит страны Оси без хлеба, а они и так уже сидят на голодном пайке (карточная система уже действует во всех воюющих европейских метрополиях, кроме Российской Империи). В такой ситуации Императорская армия может одна, без всякого второго фронта союзников, смести немецкую армию. Справедливо полагают, что в случае победы Государь никогда бы не допустил таких безобразных и грабительских контрибуций с Германии, которые в итоге приведут к реваншистским настроениям в немецком народе и откроют дорогу к власти такому совершенно новому явлению, как нацизм…

Но в победе Российской Империи не заинтересованы не только немцы, но и «союзники» России. Недаром в феврале одним из главных штабов заговорщиков будет квартира английского посла Бьюкенена в Петрограде. Немецкие деньги на заговор также потекут рекой: немцы понимают, что спасти Германию может или переворот в России, или хотя бы сепаратный мир с ней… Имея таких более чем серьёзных союзников – либерально-масонское подполье начинает действовать всё активнее: ещё более усиливается обвинение против Царицы о Её связи с немецкими шпионами, о «передаче» ею немцам военных планов и т.д. Само убийство Распутина объявляется «справедливым актом русских патриотов» против «шпионского гнезда тёмных сил»[4]. Ополоумевшая страна неудержимо сама устремилась в разверзающуюся перед ней бездну…

Обычно критики Григория Распутина из церковных кругов любят ссылаться на отрицательное мнение о нём сестры Государыни Вел. Кн. Елизаветы Феодоровны и некоторых иерархов, например Митрополита Владимiра Киевского. Действительно это так. Но стоит присмотреться внимательнее к их поступкам в связи с убийством.

Две телеграммы Елизаветы Феодоровны убийцам после их дела выглядят так:

  1. «Москва. 18-12, 9.30 Великому Князю Дмитрию Павловичу. Петроград. Только что вернулась вчера поздно вечером, проведя неделю в Сарове и Дивееве, молясь за вас всех дорогих. Прошу мне дать письмом подробности событий. Да укрепит Бог Феликса после патриотического акта, им исполненного. Элла.»
  2. «Москва. 18-12, 8.52 Княгине Юсуповой. Кореиз. Все мои глубокие и горячие молитвы окружают вас всех за патриотический акт вашего дорогого сына. Да хранит вас Бог. Вернулась из Сарова и Дивеева, где провела в молитвах десять дней. Елизавета»[5].

Они были перехвачены полицией и представлены Царю. Эти постыдные телеграммы сестры, пишет Вырубова, совсем убили Государыню – «она плакала горько и безутешно, и я ничем не могла успокоить её»[6]. В феврале 1917 г. Вел. Кн. Елизавета Феодоровна, в числе других 12 членов Императорского Дома, подписала Царю письмо с просьбой «помиловать» Дмитрия Павловича[7]. Хотя убийцы так, практически, и не были наказаны (на земле, стоит оговориться): все гуляли на свободе, а сам Вел. Кн. Димитрий всего лишь был отослан Государем в Персию, на совершенно безопасный участок законченных ещё годом ранее военных действий[8].

Резолюция Св. Царя Николая II на этом обращении родственников:

«Никому не дано право заниматься убийством, знаю, что совесть многим не даёт покоя, так как не один Дмитрий Павлович в этом замешан.

Удивляюсь Вашему обращению ко мне. Николай.»[9]

Государь был более чем прав. В это время, вдохновлённые успешным убийством Распутина, некоторым приходили в голову даже мысли об убийстве Государыни. Письмо Вел. Кн. Николая Михайловича вдовствующей императрице Марии Федоровне: «Речь идет о спасении престола – не династии, которая еще прочна, но теперешнего государя. Иначе будет слишком поздно … Вся Россия знает, что покойный Распутин и А.Ф. одно и то же. Первый убит, теперь должна исчезнуть и другая.» 24 декабря 1916 (на франц. яз.)[10]

Четверо из подписавших то письмо (как и отец самого Димитрия) – были убиты большевиками, а некоторые – предали Царя в февральскую смуту…

Как выясняется из подробной записки след. Руднева – никаких принципиальных назначений по протекции Распутина не существовало вовсе, это ложь. А вот по протекции Вел. Кн. Елизаветы Феодоровны – увы, существовало. Всего лишь один такой пример достаточен, чтобы её мнение о человеке – вовсе не принимать в разсчёт. А именно: по её протекции на пост начальника жандармерии и товарища (заместителя) Министра Внутренних Дел был назначен масон Джунковский, бывший адъютант её мужа, который не просто похоронил работу дотоле блистательной русской разведи и контрразведки, но и просто сдал всю её информацию масонам. Вдумаемся: шеф пресловутой «Охранки» после революции становится сотрудником ЧК[11], активно участвует в операции «Трест», свободно переписывается с Западом, пишет мемуары. Но позже итог, как и для всякого изменника, закономерный – разстрелян в 1938, вместе с остальной старой ленинской бандой. (2, 311-312)

«Прочитав приказ об упразднении районных отделений, начальник Пермского губернского жандармского управления Е.П. Флоринский сказал: «Нам дали шефом изменника, мы теперь слепы и не можем работать. Мы должны теперь ожидать революцию». (Это сказано в 1913 – году внешне самом благополучном для Империи! – А.М.) Предчувствуя, какое впечатление этот приказ произведёт на подчинённых, Джунковский издал ещё один приказ, запрещавший жандармским офицерам просить о переводе из корпуса жандармов в армию[12]. Одновременно он уничтожил органы секретного наблюдения за порядком в войсках. Весной 1914 г. он выдаёт самого ценного секретного агента в партии большевиков – польского помещика Р. Малиновского, ближайшего соратника Ленина (для последнего это было страшнейшим ударом, он даже отказывался в это верить), и теперь данные о революционных бандах и их сотрудничестве с германской и австрийской спецслужбами поступали с огромным опозданием.»[13] (3, 312).

С удалением и уходом таких блестящих специалистов как ген. А.В. Герасимов, П. Рачковский и Ратаев[14] (он готовил Государю доклад о масонстве за границей и его возрождении в Империи, подчеркивая, что с ним должна быть особая борьба[15]), русские охранительные органы, по сути, были обезглавлены, а Охранное отделение, вместо борьбы с заговором, начало заниматься вещами дикими.

Парадоксально, но факт: по признанию самого антираспутинского следователя Руднева главные и самые полные материалы получены им из… полицейского дела Распутина, из журнала внешнего и внутреннего наблюдения за его квартирой в СПб, которое непрерывно велось с 1913 по 1916 гг.! Втайне от Царя и Царицы, разумеется.

Например, вся история имевшей, якобы, место в Москве оргии Распутина в ресторане «Яр» – целиком была сфальсифицирована именно Джунковским, что и было разследовано и привело после к его отставке. Но увы – было слишком поздно…

К слову, протекция Джунковскому – это отнюдь не единственное вредное вмешательство сестры Царицы в назначения на важные должности. Государь её очень любил, ценил её христианское смирение и, конечно, никогда не забывал о её положении, понимая, что её муж и Его дядя Вел. Кн. Сергий положил свою жизнь именно за Царскую власть, за верное служение Престолу. А потому и старался не отказывать Вел. Княгине в её просьбах.

Говоря о Вел. Кн. Елизавете Ф. приведём место из… воспоминаний самого убийцы Григория – Феликса Юсупова:

«Великая Княгиня Елизавета Феодоровна поведала, что несколько дней спустя после смерти Распутина пришла к ней игумения монастыря[16] разсказать о том, что случилось у них в ночь на 17 декабря[17]. Священники во время всенощной охвачены были приступом безумия <…> и вопили не своим голосом. Инокини бегали по коридорам, голося, как кликуши…»[18].

Небезынтересны и ещё пара мест из этого источника:

Жена Ф.Ф. Юсупова – Вел. Кн. Ирина, посвящённая в подготовку убийства, племянница Государя (Царица была очень против их брака), разсказала «…что в ночь на 17 декабря она проснулась, и ей было видение: Распутин по пояс, гигантского роста, в голубой рубашке с вышивкой[19]. Миг – и призрак исчез»[20].

Но интереснее всего послушать самого убийцу: «События следовали одно трагичнее другого и я стал спрашивать себя, уж не убийство ль Распутина вызвало их. Так во всяком случае думали многие. И сам не понимал, да и теперь не понимаю, как мог я замыслить и совершить поступок нимало не в духе натуры моей и принципов. Действовал я как во сне…» Добавить к этому следует то, что Ф.Ю. занимался оккультизмом.

Далее он разсказывает о посещении им в Ялте некоей старицы и разговоре с нею, которая говорит ему о Распутине такую фразу: «Старец[21] отныне хранитель твой». Юсупов: «Ушёл я от Старицы в смятении. Немыслимым казалось, что и Бог, и Распутин – сохранители мои!.. И всё ж признаюсь, в течение всей жизни моей имя Распутина не раз спасало и меня, и близких»[22]. (выделено – А.М.)

Комментировать эти слова участника убийства излишне, а об исключительном незлобии Григория Евфимовича уже сказано. И то, что он, как и заповедал Христос, молился о врагах и своих убийцах – только показывает его подлинную близость Богу…

Митр. Владимiр был «обижен» на Государя, за то, что Тот… не послушался его. В то время, когда он был митрополитом Петроградским, он потребовал (!) от Царя, чтобы Тот изгнал от Двора Григория Распутина. Такая дерзость по отношению к Царю – вещь вообще-то неслыханная и может быть немало наказуема. Однако Царь ограничился тем, что перевёл Митр. Владимiра из столицы на кафедру Киевскую[23].

Как припомнил эту «обиду» Государю Митр. Владимiр – очень хорошо видно из записок кн. Н. Жевахова, бывшего на момент мятежа товарищем (т.е. – заместителем) Обер-прокурора Святейшего Синода. Он пишет как 26 февраля, в разгар уличных волнений в Питере, разжигаемых масонскими заговорщиками, собрал заседание Синода и просил его членов принять воззвание к народу от лица Православной Церкви, дабы прекратить смятение. Так вот, первенствующий член Синода Митр. Владимiр, а за ним следом и другие, отказали в этом; Митр. В. при этом однозначно дал понять – почему. Результат: голоса Церкви в те дни вообще не прозвучало[24] и заговор врагов России увенчался успехом. Через 10 дней после этого отказа кн. Жевахову Синод «поприветствовал» (а Митр. Владимiр – лично, на молебне на Красной площади) и «благословил» новую власть, хотя, конечно же, синодалам было известно, что все до единого члены Временного правительства были членами масонских лож, этого тогда не знал только ленивый.

Впрочем, и митр. Владимiру не придётся насладиться «свободой», с обретением которой он и Синод «поздравили» народ… Не пройдёт и 11 месяцев, как всего несколько большевиков выведут его из митрополичьих покоев в Киево-Печерской Лавре – в которой в то время находилось до 1,5 тыс. монахов (!) – и возле её стен разстреляют…

Так что, если и есть чему поучиться у убитого митрополита, то, уж наверное, не мнениям – их цена ясна… И святые могут ошибаться – это хорошо известно Церкви.

5.

Завещание Распутина

Важно то, что Г.Е. знал о том, что его ожидает. И не мог уйти не оставив Тем, кого так любил, Царской Семье, своего последнего слова…

То, что называлось «Завещанием Распутина» вначале было известно лишь из такого сомнительного источника, как записки секретаря (как он себя представлял) Г.Е. еврея Арона Симановича[25] «Распутин и евреи», масона и афериста, поэтому это справедливо подвергалось сомнению. Но много позже стали известны воспоминания англичанина Сиднея Гиббса[26], наставника Царских детей, который так приводит прочитанный ему Государем в Тобольске текст (этому свидетелю без сомнения можно верить):

«Государь подошел к небольшому столику, где лежала Библия, которую он читал ежедневно, открыл её и вытащил спрятанный между страниц небольшой лист бумаги, сложенный вдвое. Его Величество развернул лист и подал мне. <…> «Простите, - сказал Император, - я понимаю, что вам трудно разобрать этот почерк. Мне самому удалось прочесть письмо с большим трудом, хотя почерк мне знаком. Это последнее письмо, писанное мне Григорием Ефимовичем накануне своего убийства. Послушайте его, господин Гиббс: «Я пишу это письмо, последнее письмо, которое останется после меня в Санкт-Петербурге. Я предчувствую, что умру до 1 января (1917 г.). Я обращаюсь к русскому народу, к Папе, Маме и Детям, ко всей Русской земле, что им следует знать и понять. Если я буду убит обычными убийцами, особенно своими братьями – русскими крестьянами, то ты, Русский Царь, не должен бояться за Детей своих – они будут править в России ещё сотни лет. Но если я буду убит боярами и дворянами, если они прольют мою кровь, и она останется на руках их, то двадцать пять лет им будет не отмыть моей крови со своих рук. Им придется бежать из России. Братья будут убивать братьев, все будут убивать друг друга и друг друга ненавидеть, и через двадцать пять лет ни одного дворянина в России не останется. Царь Земли Русской, если услышишь ты звон погребального колокола по убитому Григорию, то знай: если в моей смерти виновен кто-то из твоих родичей, то скажу тебе, что никто из твоей Семьи, никто из твоих Детей и Родных не проживет более двух лет. А если и проживет, то будет о смерти молить Бога, ибо увидит позор и срам Русской земли, пришествие антихриста, мор, нищету, порушенные храмы Божии, святыни оплеванные, где каждый станет мертвецом. Русский Царь, убит ты будешь русским народом, а сам народ проклят будет и станет орудием диавола, убивая друг друга и множа смерть по мiру. Три раза по двадцать пять лет будут разбойники чёрные, слуги антихристовы, истреблять народ русский и веру Православную. И погибнет земля Русская. И я гибну, погиб уже, и нет меня более среди живых. Молись, молись, будь сильным, думай о своей благословенной Семье» (пер. с англ.) (Цит. по 5, 531-532 стр.).

Мы не берёмся комментировать этот текст крестьянина Григория Распутина-Нового. Он так говорит сам за себя, что этого не требует. Если что и добавить, то разве что сам архимандрит Николай (имя Сиднея Гиббса в монашестве) упокоился в Святой Земле в 1963 г. И потому никак не мог знать, что в России произойдёт после 1991 (а это как раз и есть ровно 3 раза по 25 лет, считая от убийства Г.Е.).

Село Покровское, сфотографированное 8(21) мая 1918 г. с парохода «Русь» учителем Царских Детей Ч.С. Гиббсом во время переезда из Тобольска в Екатеринбург

Сюда полезно добавить о параллели окончания «Завещания» с другим, совершенно необыкновенным текстом, который, скорее всего, вряд ли мог быть известен как самому Григорию Евфимовичу (как человеку всё-таки малограмотному и читающему с трудом), так и Государю, по причине его нечеловеческой занятости государственным служением. Это «Посмертные вещания Прп. Нила Мvроточиваго Афонскаго», которые вышли мизерным тиражом в переводе с греческой рукописи в С-Пб в 1912 г. (полагают, что переводчиками и инициаторами издания были как раз те самые монахи-исихасты, которые вскоре будут ошельмованы как «еретики-имябожники»). До того года рукописи эти были известны исключительно на Св. горе Афон.

В истории Церкви это исключительный и редчайший случай. В 1817 г. на Св. горе одному иноку по имени Феофан, неграмотному, стал являться один из самых почитаемых на Афоне святых, Прп. Нил Мvроточивый (память Прп. Нила празднуется 7 мая и 12 ноября), подвизавшийся на Афоне в XVI веке. Прп. Нил обличил Феофана в определённых грехах и спас от гибели. А также велел передать монахам тот текст, который Нил Феофану наговорит, а неграмотный Феофан силою Божиею запомнит. Текст этот Феофан передал и его тогда же записали монахи. Причём сам Феофан не мог выдумать его никоим образом. Ибо «Вещания», в частности, толкуют определённые места Св. Писания, включая первые главы книги «Бытия», такой неизмеримой сложности, для объяснения коих недостанет и академического образования. Т.ч. говорить о каких-то человеческих «хитростях» при написании рукописей «Вещаний» – при всём рациональном желании не приходится. Причём важно то, что одна из важнейших их частей – это обличение монашествующих на Афоне того времени, причём такой силы и безпощадности, что появиться само по себе оно на Афоне едва ли могло.

И именно в этой II части рукописи «О монашестве», глава XXXI («Два вида пороков при которых молитва не может вселиться в человека») сказано: « …Ради этого и говорю вам: когда минут четыре двадцатипятилетия, то какова станет тогда монашеская жизнь? Если же пройдут и еще другия три двадцатипятилетия: говорим число седьмое, лет и пять восходящих к полпути восьмаго, там на половине числа пятерки, какое смущение произойдет от четвертаго до пятаго?..» (орфография подлинника сохранена, «Посмертные вещания Прп. Нила Мvроточиваго Афонскаго», С-Пб, 1912, изд. Келлии Благовещенской старца Парфения на Афоне, стр. 170, выделено – А.М.)

Нетрудно заметить, что, т.к. сами эти слова сказаны Св. Нилом Феофану в 1817 г., то отсчитав четыре двадцатипятилетия – мы получаем всё тот же 1917, о котором Распутин пишет Государю. И дальше у Прп. Нила – «от четвертаго до пятаго» – это те самые 25 лет, о которых Григорий пишет Царю в этом своём последнем письме, говоря, что «через двадцать пять лет ни одного дворянина в России не останется». Ну, а о «смущении», которое за эти четверть века произошло, с 1917 по 1942, причём не только в монашестве, а и во всей Церкви Православной – говорить и смысла нет, это понятно всем…

Трудно понять, почему именно 1942 год назван некоей границей – ведь мы знаем, что отношение большевистской власти в том году к Церкви нисколько не изменилось, и продолжались разстрелы священства. Но вместе с тем, с другой стороны фронта немцами открыты тысячи храмов и монастыри, и народ хлынул в них толпами, молясь в них, порою, вместе с немцами (см. воспоминания нем. генералов). Т.ч., возможно, это как-то объясняет такие даты. Хотя, то лишь предположение.

Известно, что Григорий звал Царскую Семью посетить Покровское и даже построил к их приезду в Верхотурье прекрасный деревянный гостевой дом в русском стиле (совсем недавно сожжён). Из намёков его слов стало ясно, что его родину они увидят.

Так и случилось. Когда Царственных Мучеников разлучив, мотали и кружили по Сибири, то, словно во исполнение этого пророчества, их провезли и мимо Покровского. Царевна Мария даже сделала зарисовку его дома, а С. Гиббс (будущий архим. Николай) 8 (21) мая 1918 г. с борта парохода «Русь», во время переезда из Тобольска в Екатеринбург смог сделать фотоснимок с. Покровского. В дневнике Государя от 14 апреля 1918 г. сохранилась запись: «В с. Покровском была перепряжка, долго стояли как раз против дома Григория (Распутина)…»

Дом Распутиных нарисованный Великой Княжной Марией Николаевной при проезде Августейших Узников села Покровское

Смерть Григория Евфимовича не разлучила его с Царской Семьёй. Известно, что Сам Государь носил после нательный крестик Григория и Царская Семья всегда и о нём молилась и обращалась к нему с молитвой. В своих письмах из заключения Царица, всегда помня тот страшный день, и не называя прямо имени Распутина (вся переписка проверялась), прямо пишет А. Вырубовой «Он умер, чтобы спасти нас…». Слова эти, как и многие слова сказанные Св. Царственными Мучениками и самим Григорием – остаются для нас прикровенны. Что имеется Ею в виду, когда Государыня говорит здесь: «нас»? Саму Святую Семью, всех тех, кто любил их Величества и остался Им верным? Или – весь согрешивший против Них и Бога русский народ?..

Но осталось немало тайн, которые Святые Царственные Мученики унесли с Собой…

…Уже через два дня после захвата власти по личному приказу масона Керенского останки Григория Евфимовича вытаскиваются солдатней из склепа в Царском Селе. В футляре от рояля их привозят в Питер, где несколько дней зачем-то прячут в придворных конюшнях, а по некоторым свидетельствам привозят и в сам штаб заговора – в мятежную Думу. Затем от Керенского поступает новый приказ: сжечь и тайно зарыть в окрестностях Петрограда… Но по дороге испортился грузовик и тогда исполнители приняли решение его уничтожить прямо рядом, в лесу. Натаскали огромный костер, облили бензином и подожгли, долго поддерживая огонь, остатки зарыли…

Акт сожжения тела Г.Е. Распутина

И как всегда – очень гордились содеянным. Итогом этого дела явилась брошюрка, тиснутая тогда же в Петрограде некоим офицериком: «Как я сжигал Распутина». Какой важный шаг к достижению «народной свободы», подумать только! Так начался путь России в «светлое будущее».

Крест, в последние годы поставленный православными мiрянами на приблизительном месте первого захоронения тела крестьянина

Уничтоженный летом 2012 г. крест на могиле Г.Е. Распутина

Григория Распутина-Нового, был недавно осквернён и срублен. Видимо, Россия опять отправилась в светлое будущее. Всё в том же направлении…

 6.

История создания «образа зверя».

Обычно полагают, что начало создания мифа о Распутине начинается с издания (сначала за границей) книжонки монаха-разстриги Илиодора (Труфанова) «Святой чёрт». [Это – ещё один авантюрист и будущий сотрудник ЧК. Начавший деятельность как священник, народный кумир, расписной «монархист и жидобоец», ярый контрреволюционер в Царицыне, кончает тем, что снимает сан, приживает 7-х детей, а главное – совершенно отрекается от Христа. («Колдуном я был, народ морочил. Я – деист. Языческая религия она была хорошая» («Речь». 09.01.1913)) Он бежит за границу и включается в ряды злейших врагов Империи, с его лживым опусом ему помогает новый друг – «буревестник революции»: «…я уверен, что книга Илиодора о Распутине была бы весьма своевременна, необходима, что она может принести многим людям несомненную пользу. И я очень настаивал бы, … чтобы Илиодор написал эту книгу. Устроить её за границей я берусь»[27]. Вернувшись после переворота в Россию, привлечён в ЧК лично Дзержинским, участвовал в атеистической пропаганде и зверских расправах со священниками на Дону. После – на Западе. Умер в Америке.]

Этот пасквиль об отношениях Григория с Государыней, проходимец предлагал через посредников купить у него русской полиции за 39 999 руб. (именно эта цифра – ?), угрожая, в противном случае, публикацией. Полицейское управление долго недоумевало и наконец передала дело на усмотрение Самой Царице, которая, понятно, с гневом отвергла предложение прохвоста. После этого книжонка, при самой активной её рекламе всею западною прессой, пошла греметь по мiру.

После февраля 1917 брошюрка Илиодора (Труфанова) немедленно издана в России.

[Здесь совсем не лишне отметить – в какой момент появляется эта мерзость и кто именно получил в руки для игры такую краплёную карту.

С 1911 г. в Северо-Американских Соединённых Штатах начинается злобная антироссийская компания, причиной которой формально было объявлено дело Бейлиса. Но за этим стоит гораздо более серьёзная причина раздражения отнюдь не обездоленной банковской диаспоры: на русско-японскую войну и на спецоперацию «революция 1905 г.» потрачены баснословные средства, но отдачи – т.е. действительного изменения государственного строя – в России не достигнуто. Некоторые «плюсы» для инвесторов конечно есть: пролиты реки крови, повыбито из государственного аппарата много верных слуг Царя[28], появился выборный парламент, хотя и не имеющий того всесилия, как в «демократиях», а являющийся, по сути, лишь говорильней. Но не достигнуто самое главное: банковская система осталась закрытой, Россия стремительно развивается, её экономика для захвата недоступна, благосостояние растёт, народ от мятежей отвернулся. Т.е. все усилия по штурму твердыни Самодержавия оказались напрасны – есть от чего придти в ярость!

И совершенно ясно, что виной всем этим неудачам – именно персонально Император Николай II. Ибо его окружение – вполне готово отступить, к либерализму – вполне лояльно, против своего Царя – готово с радостью поинтриговать.

В 1913 подогреваемая антироссийская компания в САСШ достигает своего апогея. Результатом её стала отмена торгового договора между САСШ и Российской Империей в 1913 году, действовавшего аж с 1832 года. А надо сказать, что тогда все взаимоотношения двух стран, с режимом взаимного благоприятствования, фактически и обезпечивались данным договором. Но в начинавшемся противостоянии двух стран в тот период есть интересные, мало кому известные, подробности.

Всего за 3 десятка лет из Империи в САСШ прибыло порядка 3,2 млн. человек (официально). Причём в первую очередь это были евреи, поляки, разные прибалты, а также всевозможные сектанты: староверы, штундисты, молокане, духоборы и прочие оригиналы. И хотя по имперским законам свободный переход в иностранное подданство не допускался (время пребывания за границей ограничивалось 5 годами, после чего нужно было вернуться в Россию) – царская власть на убыль этого контингента смотрела вполне снисходительно, по принципу: баба с воза – кобыле легче. Ибо с отбытием такой публики – соответственно уменьшался внутренний конфликтный потенциал в Империи.

Причина ультимативных требований к Российской Империи со стороны соответствующего «общественного мнения» САСШ была проста: они вовсе не собирались становиться сливным бачком для всего обиженного и протестного элемента Империи. А снятие требуемых со стороны САСШ ограничений черты оседлости и свободы сектам привело бы к тому, что свои амбиции выезжающая публика смогла бы удовлетворять уже внутри России. Но царская «реакционная» власть на это не шла ни под каким давлением. Ибо понимала смысл таких требований к ней абсолютно верно.

На расторжение торгового договора между САСШ и Империей, российский министр иностранных дел С.Д. Сазонов съязвил, что «готов рассмотреть соглашение, по которому Соединенные Штаты содействовали бы переселению всех евреев из России в Соединенные Штаты»[29]. Но такие репризы банкиров только злили. Владельцы Уолл-Стрита были вовсе не заинтересованы в приобретении такого сокровища, как великосветская элита Бердичева или очередная секта – своего добра хватало. Им нужно было добиться именно того, чтобы та публика, за которую они так ультимативно ходатайствовали, получила полную свободу. И за дарование этих свобод открыло бы им полный доступ к российской экономике. Т.е. использовать этот взрывной потенциал банкирам было необходимо именно внутри России. Так, постепенно, стало ясно, что единственный выход это «пролетарская революция». Которая, разумеется, к пролетариату не имеет ни малейшего отношения, но взломает ту страну, которая к себе пускать захватчиков добровольно не хочет. В этом отношении сама «Февральская безкровная» Уолл-Стрит интересовала мало. То была лишь временная полумера: сильный русский капитализм – также являлся ненужным конкурентом, хотя его уже и можно было купить через кредиты. Но – зачем?..

Из этой простой логики следовало, что главным препятствием к необходимым переменам является именно личность последнего Царя. И именно с того времени, в далёких САСШ начинается самая грязная антицарская компания, которую до той поры не позволяла себе ни одна пресса в любой стране против коронованных особ. Из САСШ – она перетекает в Европу, становясь непременной постоянной частью большинства прессы.

Современные объяснения той вопиющей антироссийской компании современными американскими изследователями (прекрасно понимающими всё её тогдашнюю одиозность), объясняющими её «любовью к свободе» американского народа – никакой критики не выдерживают. Ибо ничего подобного к императорским особам Британии, Германии или Австро-Венгрии (куда более «душащих свободы») – в американской тогдашней прессе не было и в помине!

Хоть это и не имеет прямого отношения к разсматриваемой теме, но, полагаем, полезно знать, где находились скрытые источники этой кампании и её рычаги.

Американское пиво ”Распутин”, рекламируемое как ”№ 2 в мiре”

Стоит лишь добавить, что американская распутиниада с тех пор обгоняет любую другую, даже советскую, и темпов отнюдь не сбавляет. Безконечные киноподелки и книжонки, пиво и сигаретки, песенки и кабаки в Штатах – это всё продолжение столетней войны САСШ с ненавистным Русским Царём… И, в большинстве случаев, именно американцы являются хозяевами «бренда «Распутин»» – А.М.]

На самом деле тайная борьба с Григорием Евфимовичем началась много раньше выхода Илиодоровской стряпни, примерно с конца 1906 г. Как полагают, её тихо начал Вел. Кн. Николай Николаевич (предавший позже Императора), через жену которого Григорий Евфимович и был некогда познакомлен с Государем. Видимо Князь, как предполагают современные изследователи, полагал через Распутина начать влиять на Царя, но Григорий не стал участвовать в подобном нечистом деле. Вел. Князь не простил. Именно тогда начинают появляться слухи: то о том, что Распутин конокрад (чушь, опровергнутая разследованием), то, что он принадлежит к секте хлыстов. Ясно, что цель этих слухов вначале была просто опорочить Г.Е. и отстранить его от Царя – в то время ещё никто не знал о болезни Наследника, и не предполагал, что роль Распутина со временем столь возрастёт.

Уже после постоянные интриги против Распутина начинают плести Вел. Кн. Николай Михайлович и Александр Михайлович (оба – масоны) (1, 256). Позже к ним присоединяются министры внутренних дел Хвостов и Белецкий.

Масон-публицист Амфитеатров[30] с помощью Труфанова фабрикует статейку «Илиодор и Гриша» в которой уже есть большая часть будущего «Святого чёрта». Пописывал на эту тему и очередной русский писатель г-н Дувидзон. Этот петербургский писака – ну, разумеется, совершенно случайно! – прогуливался по тюменскому селу Покровское, именно в тот день, когда Х. Гусева всадила в живот Распутина здоровенный кинжал. К вопросу о количестве роялей в сибирских кустах…

В самом 1917 г. «распутинская» тема доведена до полной истерии. Это целый гул, в котором может с удовольствием подзаработать любой писака и графоман, с полным отсутствием таланта и совести. Дошло до возмущений в интеллигенции, что под сценическими постановками на эту тему пошла самая пошлейшая порнография и требования к новым властям это безобразие вернуть хоть в какие-то рамки. Смысла перечислять названия этих мерзких поделок нет, одни их наименования могут вызвать рвотный рефлекс. Но они безконечны и безсмысленны в своей череде, с полным отсутствием содержания, как серии мультфильмов «Том и Джерри».

После гражданской войны в эмиграции, как и в СССР, на эту тему виден очередной всплеск публикаций и постановок. С чего бы это, логично спросить?

Но логика-то как раз была и немалая. Все эти керенские, милюковы, шульгины, родзянки, генералы Генштаба и прочие февральские могильщики России – должны были любой ценой оправдаться в глазах как современников, так и своих потомков. Что не они своим заговором и изменой, а именно такое чудовище как «Распутин» и ненавидевшая, якобы, Россию Царица-немка, а за компанию с ними совершенно безвольный и слабый Царь – и «погубили Матушку-Россию». И чем яснее была их измена, а главное, чем очевиднее страшные её последствия для Родины, – тем громче их хульный вопль. Вот подлинная причина и соответствующая цена тех воспоминаний, на которые считают необходимым опираться нынешние ненавистники зверски убитого крестьянина Распутина-Нового.

Нельзя не подивиться тому, до чего в то время дошли люди… Можно ли сейчас представить себе, что кто-то опубликует хвастливую книжицу: «Как я убивал человека»? А в тот момент – пожалуйста: Пуришкевич пишет «Как я убивал Распутина», армейский прихвостень Керенского: «Как я сжигал Распутина», на ту же тему упражняются Ф. Юсупов, Г. Мясников – «Философия убийства или почему и как я убил Романова»…

Что до самой России, на территории которой в то время расположился СССР, то там было ещё проще. Одновременно с начавшимся грабежом её богатств и повальным террором, началась неслыханная отупляющая пропаганда. И наибольшая её часть состояла в том, что до 1917 года здесь было сплошное насилие, народ вымирал, голод, холод, каменный век, бродили мамонты и т.д. А уж о том, каков был «Николашка-кровавый» и его строй – нечего и говорить, всё ясно. И одним из главных чудовищ, принявшим уже совершенно фантасмагорические формы, был, конечно же, друг Царя – сибирский крестьянин Григорий Распутин. В 20-е гг. создаётся целый пласт бульварной распутиниады, начиная от надуманных воспоминаний Джанумовой и Тэффи до фабрикации фальшивых дневников Вырубовой (этим занимался Алексей Толстой). Заканчивают этот ряд ближе к нашему времени – романчики, типа Пикуля «У последней черты»…

Все наши современные демократические «разоблачители Гришки», типа Радзинского и его клонов на телеэкране, прихлёбывают информацию для своих опусов из одного самого достопочтенного коммунистического историографа на эту тематику источника – Арона Авреха. Не отравляя читателя цитатами из него самого, приведу дивную характеристику этому заслуженному советскому мэтру, данную доктором ист. наук П. Зыряновым (привожу потому, что такого «убоя» от наших историков ещё не встречал, но зная писанину Авреха – подтверждаю полностью): «Аврех, …конечно, не думал, что весь мiр – его представление, но он считал себя самым умным человеком из всех людей, когда-либо живших и живущих. <…> О всех героях своих исследований, начиная от царя и кончая меньшевиками, он всегда писал с величайшим презрением. Только большевиков не трогал – по понятным причинам…»[31]

К этой замечательной характеристике осталось лишь добавить, что именно этим духом презрения покойного орденоносца до последней клеточки прониклись наши вальяжные хозяева телеэфира, что, лёжа на полу (!) коридора Царскосельского дворца перед телекамерой, объясняли зрителям тонкости душевного устроения его обитателей. Ах, какая жалость, что не выросли эти наши телепророки у горы Пэктусан! Как бы они могли поэтически развить идеи чучхе! И всего то – за дополнительную плошку риса…

Ну и, заканчивая обзор нынешней распутиниады, – понятно: бывш. священник Иван Охлобыстин (куда от него денешься?). То он был шутом в «Царе», теперь – Распутин в «Заговоре». И всё, надо понимать, «по благословению». Интересно, а на отсутствие совести дают в наше время благословение? Или это – отдельная платная треба?

Сервантес некогда сказал, что лживых историков следует казнить, как фальшивомонетчиков. Можно только позавидовать его времени, когда люди знали что такое честь…

Дом Г.Е. Распутина в селе Покровском. Таким он был еще в 60 годы 20-го века (снесен в 1980 году)

То, что дом Ипатьева, уничтожен до основания – знают все. Но то, что дом Григория Евфимовича в селе Покровском, простоявший почти весь ХХ век, был разобран по брёвнышку и уничтожен за один день почти одновременно с екатеринбургским – знают немногие. То, что сейчас построено энтузиастами в селе Покровском – это уже новодел, хотя от подлинного дома и остались наличники и несколько предметов, действительно, судя по всему, бывшие в употреблении в семье Распутина.

Подлинные наличники с дома Г.Е. Распутина в Покровском

Но и здесь не обходится без привычной, набившей оскомину, пошлятины. Так стул, подаренный когда-то на свадьбу Григорием Евфимовичем своему односельчанину, преподносится как… средство от мужского безсилия, с обещанием обрести посидевшему на нём статуса «полового гиганта», «как у Распутина». Короче, «у кого чего болит». Вот уж, действительно – полная победа рынка… и скабрёзности, как неотъемлемой части его конструкции.

7.

Итоги или «сказка про белого бычка»...

Никак нельзя обойти в этом обзоре тему отношения церковной администрации к личности Г.Е. Распутина, без этого разсказ будет весьма неполный.

Прежде чем коснуться этого вопроса, необходимо чётко понимать, что отношение к личности убитого крестьянина Распутина здесь совершенно неразрывно связано с поведением церковной администрации (тогда выражались – «синодалов») в феврале 1917. И любое изменение этого отношения – может происходить только с изменением отношения к самим итогам «Февраля». И вот почему.

Нарастающее противостояние Престолу части общества, которое называло себя «прогрессивным», к началу 1917-го стало совершенно очевидно. И в феврале 1917 – синодалы выбирают сторону именно этого «прогрессивного» крыла, надеясь иметь от его победы вполне чётко понимаемые им для себя преференции. А т.к. одним из главных «козырей» февралят была демонизация Распутина и надувание его фигуры до размеров «Цепеллина», то и синодалы были вынуждены принять эту игру, хотя большинство их, безусловно, понимали всю её смехотворность. Но выступить тогда против – означало «плевать против ветра», а в тех условиях это было как нерационально, так и небезопасно. Короче, выбор был сделан. Когда-то первосвященник Каиафа тоже выразился вполне рационально: пусть, дескать Один Человек погибнет, зато народ – не пострадает. На том дружно и порешили…

Правда год 1917 кончился как-то странно и непредсказуемо для этого, тогда разумного, по-человечески, выбора. «Прогрессивная часть» общества, ещё недавно ликующая и полная радужных планов, – как-то непонятным образом растаяла и сгинула, её остатки – паковали манатки. А вместо неё пришли какие-то вонючие дядьки и стали выкидывать уважаемых синодалов из лавр и епархиальных домов прикладами, да ещё с пинками, входя в храмы не снимая шапок и не сплёвывая самокруток… Понятно, тут встали проблемы совсем иного масштаба. И уж тем более стало не до отношения к какому-то убитому крестьянину – их убивали уже тысячами и почём зря.

Причём здесь не стоит огульно критиковать священноначалие того времени. Нам, спустя почти век, имея горький опыт коммунистического режима – всё видится просто совершенно иначе, чем тогда им. Ведь они и вправду представить такого не могли, что на их глазах на территории России появится власть, которая решит «упразднить» Христианскую веру. Это просто было невозможно себе представить! Поэтому их метания тогда, поиски компромисса или умиротворения людоедов – нам стоит оценивать с сочувствием, а не с позиции канонического доктринёрства. Такая позиция удобна с безопасного берега, а не из гущи событий.

Тоже «обновленчество» 1921-23 гг., в которое ударилось до 80 % духовенства – это тоже не из вражды к канонам и уставам Матери-Церкви, вовсе нет. Это всё тот же поиск той формы, во многом – внешней, которая должна была, наконец, удовлетворить (как они надеялись!) безбожную власть. Но как только стало ясно, что ленинской власти нужно не «изменение формы», а именно полная ликвидация Церкви – то почти всё священство немедленно отказывается от всех обновленческих причуд, а у обновленцев остаются лишь нарушившие каноны попы, поддерживаемые ГПУ.

РПЦЗ, оказавшись в безопасности, не очень верно представляла себе тот трагизм, в котором осталось духовенство и епископат патриаршей РПЦ, когда выносило о Церкви в СССР свои категорические суждения. Здесь можно добавить, что РПЦЗ, как добросовестный наследник «Февраля», с собою в «разсеяние» забрало и все болячки революционного Синода. И если в РПЦ само имя Распутина на многие годы вообще исчезло даже из упоминания, то в РПЦЗ – напротив: «февральская» точка зрения на его личность во многом была почти «канонизирована», несмотря на безусловно имеющиеся в РПЦЗ промонархические настроения.

И впервые обсуждение личности Григория Распутина в церковном народе – началось, фактически, уже при падении советской власти. И тут же отношение к нему – поляризовало церковную среду.

Нынешнее отношение двух сложившихся «лагерей» – официального руководства РПЦ МП и «ревнителей» к личности крестьянина Г.Е. Распутина-Нового – мягко сказать, болезненно и истерично. И чем-то напоминает приведённый выше момент из воспоминаний Юсупова – о происходившем в ночь убийства в обители Вел. Кн. Елизаветы.

С одной стороны, в Патриархии считают за обязанность непременно «плюнуть» в память Распутина. Иногда со стороны может показаться, что это вообще обязательный элемент в будущей карьере чиновника ОВЦС и компании, типа приёма в пионеры: плюнул? – проходи! Некий «тест на благонадёжность», сдав который, можно спасти другие подмоченные места.

Противный лагерь демонстрирует также чудеса адекватности. В нём полно икон Григория Распутина (иногда почему то в схиме) и самопальных акафистов[32] в его память, некоторые места из которых так и просятся в учебники по психиатрии в параграф «Акцентуи́рованная ли́чность».

Образ Григория со Св. Царевичем Алексеем

При этом если лагерь церковного чиновничества с пеной у рта стоит на позиции февралят 1917-го, делая заявления, граничащие с откровенной ересью, то ряды ревнителей, грамотно кусая их «в пяту», напоминают о признании Григория Распутина святым мучеником целой плеядой подлинных угодников Божиих (как например старец Николай Гурьянов), выставляя этим церковную бюрократию гонителями явной святости, что, разумеется, приводит лишь к потере её авторитета. И сколько всё это будет продолжатся – знает Один долготерпеливый Господь. Необходимо подчеркнуть, что крайности, дискредитирующие всю Церковь, как таковую – выплёскиваются именно из обоих лагерей в равной степени, а не из одного из них.

Так, слова что «Церковь никогда не канонизирует Распутина» – раздавались с довольно серьёзных церковных постов. Само это выражение свидетельствует о том, что говорящий подобное – считает себя «православным» явно по недоразумению. Только полное невежество в церковных вопросах широкой публики не приводит к закидыванию тухлыми яйцами подобных горе-богословов.

Дело в том, что святых прославляет Сам Бог, а не люди – «Дивен Бог во святых Своих, Бог Исраилев». Люди в состоянии «прославить» разве что Ленина, или Зою Космодемьянскую. А Церковь Христова, как Его Тело – лишь свидетельствует о том, что того или иного святого прославил Бог. Только эта слава уже настоящая – вечная, а не агитпроповская дешёвка.

Спрашивается – «за что» могли люди прославить св. Иакова Боровичского? Да ни за что! Просто по реке зимой против течения (!) плыла колода, из которой шёл пар, а в ней лежали нетленные благоухающие мощи неизвестного святого, о котором лишь во сне одному праведнику позже было извещение, что зовут усопшего Иаков – и всё! И при чём здесь люди с их «мнениями»? Святейший Патриарх Никон[33] – действительно православный – и принимает решение «прославить». Но это – не его воля: он лишь благословил на месте обретения мощей ставить храм, писать службу и внести в святцы. Бог прославил – а Патриарх подчинился!.. И помог этой славе святого начать своё шествие по Руси. Вот и весь «акт».

Старец святой жизни Прот. Николай Гурьянов с образом умученного Григория Распутина

И, естественно, таким примерам – несть числа! За «что» можно было прославить 12-летнего отрока Артемия Веркольского, которого убила в поле молния, а односельчане даже не дали похоронить мальчика на христианском кладбище, зарыв в лесу между двумя колодами, чему рыдающие родители и перечить не стали? Да опять же – не за что! Он ни чудес при жизни не сотворил, ни пророчеств не изрекал. Но Сам Бог прославляет его так, что сам Царь всея Руси приходит пешком на край своего царства к его новообретённым мощам – и получает чудесное изцеление от болезни глаз, а на месте его захоронения попечением Царя вырастает дивный монастырь!

И при чём здесь «разрешение комиссии по канонизации» – можно полюбопытствовать?

Подобное высокомерное мнение о себе и совершенно превратное понимание евангельских слов Спасителя «елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех» (Мф. 18;18) – есть свидетельство совершенно католического сознания. Причём именно католицизма позднего, после I Ватиканского Собора, который утвердил тот совершенно богохульный догмат «примата папы», из которого следует, что именно римский понтифик вправе «отправлять» на небо, а также «низводить» с него святых. Это мысли насельников дома для умалишённых, а не мнение Церкви Христовой. Нигде во всём корпусе святоотеческих творений нет подобного маразма. Тем и отличается Святая Соборная и Апостольская Православная Церковь от латинской ереси, в которую некогда свалилась поместная Римская Церковь, что Православие не приняло в себя человеческих измышлений и ни на йоту не отступило от учения святых отцов.

Акт о «канонизации» – это вовсе не печать в синодальном УВД, разрешающем «прописку» в Царствии Небесном тому, кого сочтёт «достойным» некая комиссия, состоящая из грешников (надеемся, никто не станет последнего отрицать). И данная комиссия – не нотариальная контора, которая собрав бумаги, оставшиеся от допросов или даже от самого человека, – должна вынести решение о его «месте проживания» в Вечности. Ибо даже эти бумаги человека, безусловно ценные для его биографа, – совершенно не нужны Богу, Который говорил с человеком как при написании этих бумаг, так и после их окончания. И нам неизвестно – чем кончился их диалог. Предстояние человеческой души Богу – всегда тайна. И безумие думать, что собрав некий кворум «специалистов» – в эту тайну можно проникнуть, а о взаимоотношениях Бога и человека вынести некий окончательный вердикт. Если же члены «комиссии по канонизации» думают о себе иначе – им можно только очень искренне посочувствовать.

Не дерзая, разумеется, давать кому-то советы, следует видимо просто предположить, что комиссия по канонизации должна лишь зафиксировать на определённом этапе почитание некоего человека некоторым количеством членов Церкви праведником – и всё… Всё остальное – управит со временем Сам Бог. Ну, хотя бы в это члены комиссии по канонизации верить должны!

Встречающиеся со стороны сторонников признания святости Григория Распутина требования «немедленно прославить» – мягко сказать – болезненны. Да, такая резолюция в истории Церкви известна, и, к сожалению, вызвала в церковных иерархах того времени очень сильное раздражение. Именно так написал Император Николай II по поводу канонизации Прп. Серафима Саровского. Указание было выполнено – Империя это не игрушки. И едва ли сейчас найдётся хотя бы один член Церкви, который Св. Царя Мученика мог бы за это распоряжение упрекнуть. Но то – сейчас. А Императору – и за это отомстили…

Но, при этом, прославление святого – это совершенно естественный процесс. Никто и никогда этого не добивался криком и напором. Здесь нет места никакому базарному скандалу. Засыпь самыми поэтичными акафистами хоть всю страну – но если Бог не прославил – все усилия будут смешны. Вспомним, как коммунисты прославляли своих преступных героев: сколько памятников им наставили, сколько разных объектов их именами обозвали (развалившихся и разграбленных), сколько миллионов тонн макулатуры в честь их напечатали! И что? Где их слава? «ад! где твоя победа?» (Ос.13;14) «Погибе память его с шумом…»

Здесь поражает то, что ревнители словно не знают – как иметь подлинное единство с тем, за кого ходатайствуют? Хотя даже многие за последние годы акты канонизации – проходят по единому, издревле известному Св. Церкви, чину. Служится последняя панихида (!), зачитывается акт о канонизации – и служится первый молебен.

Дело в том, что частицы, вынимаемые за святых (!) и усопших – полагаются на одном дискосе, и все вместе омываются Кровию Христовою. Нет между молитвой о упокоении и святому, как это ни покажется кому-то неожиданным, никакой литургической разницы. Ты не митингуй – ты молись!.. А уже Сам Бог твою молитву претворит в то, что Ему угодно.

Мне доподлинно известен следующий случай. Некий паренёк много служил в храмах: пел, читал, алтарничал, причём всегда безвозмездно. Единственной его просьбой к служащим в алтаре было – это вынимать частицы, за кого он просил. Он просил немногого: за родных, а ещё за Царей, которых почитал. В частности, он всегда называл у жертвенника «убиенного Григория» (Распутина), зная, что он был другом последнего Царя, которого паренёк очень любил. И вот, в жизни этого молодого человека произошёл случай, когда его охватила страшная страсть. Он сам не помнил и не мог позже объяснить почему, но он обратился именно к убиенному Григорию, чтобы тот помог ему, ибо он совершенно ясно понимал, что он погибает. И произошло следующее: он сделал после обращения к нему всего 2 шага (это было в пути) – и страсть полностью оставила его. Вообще. Как будто её никогда и не было. В душу пришёл такой необыкновенный мир, какой бывает только в раннем детстве. Гул охватившего душу огня – затих мгновенно. Следующие шаги паренёк делал словно в невесомости, как не успев обрадоваться, так и сориентироваться, что эта земная страсть, всего мгновение назад сотрясавшая всё его телесное естество, – пропала так, что от неё не осталось даже малейшего чувственного воспоминания…

Нет, он не стал после этого читателем акафистов Распутину, и каким то фанатиком его прославления, вовсе нет. Он продолжал лишь делать то, что делал раньше. И представляется, со стороны, что такое отношение к теме достаточно разумно.

Ведь убиенный крестьянин Григорий никогда не был ни анафематствован, ни отлучён от Церкви. Нет – он такой же член Церкви, как и любой наш усопший. Т.е просто молитва о его упокоении в Церкви – духовно равна молебну, только и всего. Многие наши святые были прославлены спустя века после своей кончины (напр. Прп. Кн. Даниил Московский – 300 лет!). Так спрашивается – куда нам торопиться? Так было всегда. Надо только искренне молиться, любить и верить! И эта простота и есть искренняя и настоящая церковная жизнь. Какую, к сожалению, едва ли можно найти в людях, к убитому крестьянину Григорию откровенно враждующих.

Так, десяток лет назад пришлось слышать одну православную радиопередачу, где священник отвечал на вопросы. Зашла речь о двух телеграммах тяжело раненого Распутина Государю из Тюмени, в которых он умолял Царя не начинать 1-ой Мiровой войны и не объявлять войну Германии, предупреждая Его о том, что это будет конец и их (лично Государевой семьи) и Империи (нужно добавить, что Государь этой войны так и не объявил – её объявила Российской Империи Германия). Простодушный слушатель, приводивший эти телеграммы в пример, видимо, хотел таким образом донести до батюшки и слушателей свою мысль, что Григорий Распутин всё же был праведен. Но то, что он и радиослушатели услышали в ответ – было бесподобным:

«Распутин хотел помешать Царю выполнить Его великую миссию и Государев долг. Но, к счастью, Государь не внял этой лжи, и теперь, благодаря этому (т.е падению Монархии в России! – А.М.), мы имеем этот величайший в мiре сонм святых новомучеников, которому нет более равных, а Распутин, бесовскою силой, пытался помешать этому величайшему делу…» (цитирую по памяти, но максимально близко к тексту – А.М.)

Вот так – ни больше, ни меньше!

Признаться – лучшего примера по дискредитации всей нынешней «антираспутинской» позиции нельзя было бы придумать при всём желании! Это неувядаемый шедевр! По этой логике и Иуда Искариот – виновник нашего спасения, и гнида Ульянов – причина «возсияния» на нашем церковном небосклоне трагического созвездия новомучеников, сгоревших в огне пожара, который сами же вовремя не стали тушить. И все мы прекрасно знаем, сколько среди погибших после 1917 и клятвопреступников, и предателей Царя, и просто перепуганных трусов. Наши «распутиноборцы» добогословствовались... Только единственный вопрос: а зачем, ради чего?

Я ни в коем случае не хочу сказать, что сонма новомучеников нет, как такового (у самого убитых родных хватает). Но именно потому, что имею таковых сам, задаю вопрос: разве новомученики – это некий «церковный бренд», простите? Разве их наличие дало нам какие-то плюсы? Скажем честно: разве их признание святыми – привело наш народ к пониманию того, куда нам, из нашего нынешнего болота, выводить Россию? Нет, не привело. Этого понимания нет совсем, и даже у нашей совершенно воцерковлённой части народа.

Здесь есть и ещё одна проблема. Одно из главных условий прославления в лике мучеников это то, чтобы у данных людей была альтернатива их мученичеству при исповедании веры. Если есть возможность отказа от веры во Христа и это может привести к сохранению жизни – тогда действительно, есть и добровольность в шествии на Крест. Но если у человека и выбора то никакого нет, если всё равно его убьют, что бы он ни делал (как, к примеру, НКВД были убиты и сотни тысяч самых верных и последовательных большевиков!) – то и восторги от такой смерти не вполне убедительны.

Придётся напомнить, что, в отличии от древних христианских мучеников, мучители-коммунисты не требовали отречения от Христа. Была у них конкретная установка: уничтожить целые слои населения бывшей Империи, и – всё! Всё «следствие» – было просто издёвкой от начала до конца, садистским желанием поиграть и насладиться собственным зверским всесилием, игрой кошки с мышкой. Если некий злой конвейер, просто, как мясорубка, перемалывает имеющуюся перед ним «протоплазму» в сколь возможно большем количестве, причём – как несогласных с собственными взглядами мясорубки, так и полностью с оными согласных – то и надо фиксировать именно этот процесс. Хотя ясно, что он, сам по себе, вполне сатанинский.

Теми, кто занимается прославлением святых – часто, руководит, скорее мнение о происходившем. Мы начинаем трактовать тот период, как гонение на христиан. А потому и называем тех жертв «мучениками». Тогда как то был период просто уничтожения: и России и всего Русского народа (и не только, кстати, русского). Всего подряд, и до такой степени, что теперь разсмотреть в том океане кровавого фарша – кто в нём был свят, а кто, знаете ли, «так себе», не без греха – действительно, не представляется возможным. Здесь нам и чьи-то воспоминания, и какие угодно архивы – вряд ли смогут помочь. Тот, кто заставит себя (что очень нелегко!) через те документы погрузиться в то время – а то есть единственная возможность в том честно разобраться – должен пережить такой сверхъестественный ужас, что на фоне его, такая вещь как чьи-то грехи будут казаться просто писком комара… Мы, из нашего вполне сытого и благополучного сегодня, на самом деле просто не в состоянии действительно ощутить то, что было тогда. Если у немногих это и доходит до ума, то, увы, – очень у немногих до сердца… Потому что тогда, когда дойдёт, уже будет не до отвлечённых споров. А до искреннего изумления: да как же это просто люди то остались людьми в этом во всём? Как здесь – в этой стране – вообще смогла сохраниться биологическая жизнь?

И стоит отметить ещё одну примечательную черту. Если посмотреть на весь сонм наших прославленных новомучеников, легко заметить одну общую их особенность: у них нет представления и вообще некоей внятной модели о будущем устроении России. Её просто нет. Тогда как убитый малограмотный сибирский крестьянин, которого так неудачно противопоставили новомученикам в помянутой радиопередаче, имеет её как раз в совершенно ясной форме. Причём сам Григорий Евфимович, наверное, очень бы удивился, если бы кто-то стал его допрашивать: «монархист ли он?». Для него Монархия – столь же естественная вещь, как ходящее по небу Солнце. Т.е. в этом отношении у него-то, как раз, есть чему нам поучиться…

Возможно, кто-то возразит: как можно представить себе в лике святых человека, которого терпеть не мог другой святой, например, в нашем случае, – Вел. Кн. Елизавета Феодоровна? Но это – вполне надуманный вопрос. Такие случаи в истории Церкви известны (напр. Свт. Иоанн Златоуст и Свт. Кирилл Александрийский) и разрешены Самим Богом без нашей помощи. Потому такие доводы, возможно, нуждаются в резком ответе: не вашего это ума дело. Кстати, известно, что многие враждовавшие Григорию – впоследствии принесли самое горячее покаяние[34].

Поэтому, в вопросе об отношении к убитому врагами Бога и Святого Царя крестьянину Григорию, необходимо одно: возвращение вопроса к трезвой и спокойной церковной позиции. А Сам Бог и время – можно на сомневаться! – разставят всё по своим местам, и будет всё, как должно.

И можно не сомневаться, что о Распутине и его роли – мы так никогда всей правды и не узнаем. Некоторая недосказанность здесь останется навсегда. И это – не случайно.

Дело в том, что и сам великий христианский подвиг последнего Царя-Мученика – нам ещё совершенно не ведом. Такое ощущение, что к пониманию его подлинной святости – мы ещё даже не подошли. Уже по тому, что мы даже не можем сформулировать: что именно Государь своим подвигом спас для нас?

А без ответа на ЭТОТ ВОПРОС – так и останется полной тайной: почему же стал столь ненавистен силам тьмы самый простой русский крестьянин, так любивший Русского Царя и оставшийся Ему до последнего вздоха может быть самым верным другом…

Библиография:

  1. О. Платонов «Заговор цареубийц», М., 1996.
  2. О. Платонов «История Русского народа в ХХ веке», т. I.
  3. Кн. Н. Жевахов «Воспоминания» в 2-х томах.
  4. Переписка Царской Семьи
  5. «Царь – Мученик» С. Фомин
  6. Аарон Симанович «Распутин и евреи»
  7. Анна Вырубова (Танеева) «Дневники»
  8. В.Н. Воейков. С Царём и без Царя. Гельсингфорс. 1936

и др.

Рождество Христово, 25 дек. 2012 г.

 

[1] Н. Стариков и др.

[2] Немалая часть снарядов даже останется и будет использована в ВОВ. Генштаб РККА, давая техзадания на разработку новых полевых орудий, давал указания в основном на соблюдение старых калибров, ибо запас от царской армии оставался ещё не малый.

[3] Их после окончания Гражданской изменник Ульянов-Ленин подарит Германии на металлолом. Ни одного линкора (!) и даже тяжёлого крейсера советская власть так никогда и не построит…

[4] Весь сатанизм их виден хотя бы из такого факта: уже в январе 1917 в Москве появилась листовка озаглавленная «Акафист новоявленному угоднику Григорию Новых, казнокраду Распутину» (ГАРФ ДО, 1916, д. 357, л. 36, 101 – 102).

[5] В.Н. Воейков. С Царём и без Царя. Гельсингфорс. 1936.

[6] Фрейлина Её Величества. М., 1990, стр. 176.

[7] Здесь стоит добавить, что Вел. Кн. Димитрий долго воспитывался в семье Вел. Кн. Сергея и самой Елизаветы Феодоровны, т.к. мать Димитрия, греческая принцесса Вел. Кн. Александра Георгиевна, умерла сразу после родов в сентябре 1891. После убийства Вел. Кн. Сергея и ухода в Марфо-Мариинскую обитель самой Елизаветы Феодоровны – Вел. Кн. Димитрий был взят Государем Николаем II во дворец, где воспитывался вместе с Царскими детьми.

[8] Весь северо-запад Персии к 1916 г., после разгрома корпусом грузина ген. Баратова пронемецких сил под командованием графа фон Кауница и гибели последнего, находился под российским контролем и турецкие войска были отрезаны от своих владений в Месопотамии. Британские владения в Центральной Азии были в безопасности и Персия перешла под контроль стран Антанты. Эти страницы из истории 1-ой Мiровой и наша помощь союзникам-англичанам – к настоящему времени накрепко забыты всеми...

[9] ГАРФ ДО, ф. 102 1916, оп. 246, д. 357А, л. 4.

[10] ГАРФ. Ф.642. Оп.1. Д.2350. Л.32-35

[11] Таков, увы, не один. Генерал М.С. Комиссаров, возглавлявший секретный отдел Охранного отделения (1904-1906), а позже крупные губернские жандармские управления – также позже сотрудник ВЧК.

[12] Архив Свято-Троицкого монастыря (Джорданвилль, США), фонд Н.Ф. Свиткова.

[13] Точно так же бывший руководитель Департамента полиции Лопухин в 1909 г., находясь во Франции, сдаёт эсерам самого ценного полицейского секретного агента Евно Азефа. До сих пор неизвестно в точности, была ли это инициатива самого Лопухина, который, возможно, был близок к масонам, или действительно у него была похищена дочь и Бурцев предложил ему выбор: или он говорит кто именно является в руководстве партии эсеров агентом полиции, или её убивают.

[14] Два последних – руководители разведки.

[15] ГАРФ, ф. 102, 1905, д. 121, ч. 2, прод. 5, л. 27 об.

[16] Видимо речь идет о Марфо-Мариинской обители в Москве, создательницей которой и была Прпмчц. Елизавета Феодоровна.

[17] Т.е. – в само время совершения одобряемого ею убийства.

[18] Кн. Феликс Юсупов. Мемуары. М., 2000, стр. 230.

[19] В такой рубахе он был убит, но она не видела его в тот вечер и не могла об этом знать.

[20] Там же, стр.225.

[21] При Дворе Григория Е. и почитатели (искренне) и недруги (издеваясь) часто называли «старцем».

[22] Там же, стр. 244 – 245.

[23] Необходимо сказать, что в то время в Российской Империи было всего 3 митрополичьих кафедры: 2 столичных – Московская и Петроградская, и Киевская, первенствующая по чести! Только один Киевский Митрополит имел право ношения 2 панагий, в то время, как столичные Митрополиты такого права не имели. Это было связано с тем, что Киев был первой русской кафедрой, «матерью городов русских».

[24] А чего бы он стоил – видно из записок того же кн. Жевахова. Католический епископ Петрограда (видимо им имелся в виду Могилевский архиепископ, глава римо-католиков в России, который тогда из-за войны находился в Петрограде) в тот же день обратился к своей пастве с воззванием, что если кто примкнёт к бунту против Царя – он отлучит их от Причастия даже до смерти. Итог: ни один из почти 100 тыс. католиков, живших в тот момент в Питере, не примкнул к бунту. Из этого понятно, что могло бы быть, обратись Церковь, в лице своих иерархов, к населению 2,5 млн. города, где большинство, конечно, всё же пока оставались православными… (3, т. I, 288-289)

[25] Вот что читаем мы в докладе след. Руднева: «…Так, между прочим, мной был установлен несомненный факт излечения им (Г.Распутиным – А.М.) припадка св. Вита (эпилепсии) у сына близкого знакомого Распутина – Симановича, студента коммерческого института, причем все явления этой болезни исчезли навсегда после двух сеансов, когда Распутин усыплял больного». Рационалист Руднев объясняет эти (как и все другие) изцеления Распутина гипнозом.

[26] Примечательно то, как на общем фоне массового предательства Государя русскими людьми после революции, иностранцы, бывшие при Ц. Семье, – остаются ей верны даже до смерти! Так швейцарец Пьер Жильяр – едет в Тобольск, проходит со Св. Царственными Мучениками всю их ссылку и только перед их ритуальным убийством удалён от них; сохранил к ним любовь на всю жизнь. Сидней Гиббс, также последовавший в ссылку с Семьей, по возвращении на Запад переходит в Православие и принимает монашество с именем Николай (!), заканчивает свою жизнь в сане архимандрита в Святой земле. Можно добавить сюда и англичанина Джонсона, лакея Вел. Кн. Михаила Александровича, брата Св. Царя-Мученика, не оставившего своего господина и убитого вместе с ним чекистами и др. А ведь все они могли уйти, и не рисковать своими жизнями, их бы за это никто не осудил…

[27] А.М. Горький, Литературное наследство. Т. 95, М., 1988, стр. 985.

[28] Общее количество всех погибших за 1905-1911 – около 20 тыс. человек, причём более чем 2/3 из них – это верные Престолу слуги и мирные граждане убитые террористами в придачу; число всех казнённых военно-полевыми судами и убитыми в бандах – около 7 тыс. Советская власть про царские разстрелы врала совершенно безбожно. Так, например, из участников возстания на броненосце «Потёмкин» (а они убили 7-х офицеров, способствовали сожжению порта Одессы и из 305-мм орудий «постреляли» по городу) всего 3-х приговорили к смертной казни, но и ту заменили 15-летней каторгой, остальные получили меньшие сроки. Позже 6 из таких каторжан, среди которых были и бунтовщики с «Очакова», по дороге в ссылку, видимо уже совершенно оборзев от безнаказанности, перепилили решётку вагона и сбежали на уральском полустанке, но позже были подстреляны охраной. Также, вернувшийся нелегально в Россию А. Матюшенко попался в 1907 при подготовке экса с анархистами и был казнён как бандит. Вот вам и все «жертвы кровавого царизма» из потёмкинцев. За весь Севастопольский мятеж (с возстанием на «Очакове») вместе с болезным лейт. Шмидтом разстреляно 4 чел. и т.д., список можно долго продолжать. Так что про «столыпинские галстуки» нам поют свои басни либо полные невежды, либо наглые лжецы. Для сравнения: ленинский «красный террор» начался с уничтожения 10 тыс. заложников (!), без всякого суда.

[29] Дэвис Д.Э. Трани Ю.П. «Первая холодная война. Наследие Вудро Вильсона в советско-американских отношениях», М., 2002, стр. 20.

[30] Увы, это сын московского протоиерея Валентина Амфитеатрова, прославленного недавно в лике святых. Этот сын отрёкся от Христа и стал ревностным врагом России и её строя.

[31] П.Н. Зырянов. «Школа Сидорова». Воспоминания младшего современника.

[32] Эти разплодившиеся акафисты последних лет – сущая беда. Ещё пару десятков лет назад, когда не было типографского книгопечатания, а одна машинопись, мне попался акафист одной из новочтимых икон Пресвятой Богородице, написанный, судя по всему, некоей благочестивой прихожанкой. Ясно, что та не терпела курильщиков, и она отразила в своём акафисте эту немощь очень художественно, но удержаться от смеха была невозможно совершенно. Но этого мало. Авторша решила припугнуть грешников страшными наказаниями, но чувства меры сохранить не смогла. В итоге её гимнографии, в сухом остатке, припев к икосам можно было бы подытожить чем-то вроде «Радуйся, нераскаянных грешников в мелкие кусочки разрывающая»… Может я и согрешу, но современные акафисты брать в руки – это очень большой соблазн, если мягко выразиться…

[33] К 1915 году у его раки в Новоиерусалимском монастыре под Москвой было зафиксировано и записано 192 изцеления. В дореволюционном «Призывании святых Киево-Печерских» называется «Св. Никон Новоиерусалимский».

[34] Например Св. муч. Еп. Гермоген (Долганов).

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
©® VeraPravaya.ru 2016 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна
Яндекс.Метрика