дискуссионно-аналитический православный сайт
Имя или номер ( регистрация ):
Пароль ( забыли пароль? ):

Семья и власть. Целенаправленный развал семьи.

0
Администратор
26 июля 2018 в 22:37 2019 просмотров

Большинство руководителей РФ с завидным постоянством посещают храмы, с видом сознательно исполненного долга и строгим выражением на лицах ставят свечи, их там старательно фотографируют – и всё это, как бы, должно нам продемонстрировать, что прежней политике гонений на веру и нравственные христианские ценности пришёл безвозвратный конец. Но так ли это в реальности?

Будет излишним напоминать, что жизнь государства складывается не из трогательных картинок на обложках глянцевых журналов, а из тех законов, по которым живёт общество. Это, разумеется, касается как всего мiра, так и РФ в частности. А потому как раз и полезно разсмотреть внимательнее такую, вроде бы, частность, как подлинные способы реализации семейного законодательства. Которые, тем чрезвычайно важны, дерзнём напомнить, что и формируют в будущих поколениях как сам психотип отношений полов – важнейший элемент для общества и его роста, так и усвоенную из увиденного из своих детства и юности норму поведения для каждого пола в частности. Именно то и другое, комплексно, – и сформирует у будущих супругов, а пока ещё мальчика и девочки, юноши и девушки, тот, зачастую даже ими самими неосознаваемый код, по которому они сами, в дальнейшем, будут строить как свои семьи, так и свои отношения в них…

Сегодня среди православных, да и не только, много безпокойств и возмущений по поводу ювенальной юстиции, гендерных законов и прочей гадости, которая так настойчиво властями проталкивается в нашу жизнь. Но, с другой стороны, мало кто думает о том совершенно принципиальном извращении представлений о семье, что полностью, безо всякого критического пересмотра, унаследовала РФ от СССР. И это наследие, по своим плодам – куда хуже, чем города и улицы, носящие имена террористов, которые власть так бережно охраняет.

Мы, «рождённые в СССР», как стало модно напоминать самим себе среди склеротического контингента, знаем, уча некогда «классиков марксизма» на обязательных курсах, что одно из непременных условий коммунистического «золотого века» должно было стать уничтожение семьи. Проходили, читали, сдавали… с горем пополам, понятно.. Ну, типа: «надо было сказать», куда деваться? И про обезьяну с палкой, и про галапагосские клювики Дарвина, и прочие причуды. Вот и говорили с кислой рожей, кто поумнее – с фигой в кармане… Ибо даже среди студенческой молодёжи, влюблявшейся и хотевшей взаимной верности, подобные идеи об уничтожении семьи, при всей своей неприкосновенной «классичности», – разумеется, воспринимались исключительно как шиза. И хотя мы в студенчестве тогда пили недюжинно, но даже с полного бодуна подобные мысли нам в голову не приходили, и сочувствия не находили. Видимо классики пили что-то другое…

Прошли годы, вроде бы совсем кончилась советская власть… В пример подтверждения – достаточно, вроде бы, указать на полностью разграбленную страну и, по сути, украденную в личную собственность, при явной поддержке компартии и спецслужб, промышленность и её сырьевые источники. Т.е. явный антикоммунизм, абсолютно открыто, «цветёт и пахнет»… И никакого продолжения марксистских идей, как представляется, в государстве осуществляться не должно. Ибо – а какой смысл? А – нет!..

Оказалось, что полностью неприкосновенным осталось не что иное, как советское семейное законодательство. Совершенно ясно, что граждане СССР, находившиеся, с руки тов. Сталина, за шёлковой занавесочкой – и представления не могли иметь о том, какие нормы семейного права были у «загнивающего Запада». Наверное – только гнилые. Да и вообще это интересовало мало. В чём были их суть и отличие – большинству как было, так и осталось неизвестно. Сказать прямо, что во времена 90-х, когда общение с заграницей стало возможным, это законодательство, после всех прелестей коммунизма и его краха, граждан вообще мало волновало. Выжить бы, найти еды, сохранить работу, а с нею, желательно, и хотя бы иногда зарплату – вот что было тогда актуально. На осознание иного зачастую просто не было сил. Так и проплыли мимо осознания и пересмотра важнейшего…

Не без горечи надо признать, что вообще осознание гражданами законов страны, в которой они живут – это не для всех. Само по себе всеобщее избирательное право, которое считается едва ли не высшим достижением в современных демократиях, при неспособности гражданами осознавать законы своей же страны и их корреляцию с законодательством других стран, в т.ч. и, на первый взгляд, «враждебных» – по своей ценности близко к нулю. Ибо, хотя и даёт возможность «выбора», но в жизни такое мероприятие оказывается выбиранием открытки с любимым киноактёром. В реальности – волю народа гораздо лучше бы выразили выборные люди из него самого (выборщиками их обозвать, или депутатами земства – без разницы). Ибо такие выборные, уже другого уровня сознания и ответственности, – гораздо более чётко бы осознавали: за что и за кого они голосуют, выбирая депутатов во власть. Т.ч необходимо прямо сказать: РФ и её народ – имеет наихудшую и безполезнейшую, из всех имеющихся на сегодня, форму народного волеизъявления. Впрочем, – то как всегда, за последние 100 лет, чему удивляться.

Чем же было так примечательно советское семейное законотворчество? А здесь необходимо напомнить, что его идеалом (NB!) было не только разрушение семьи, но и изъятие детей из семей и воспитание этих детей «новым строем», о чём неоднократно писалось в разных социалистических «Утопиях». Выращивание детей в подобных коммунистических инкубаторах планировалось в новых не просто условиях быта, а прежде всего именно в новой системе ценностей для маленькой личности. Например Макаренко (которого и сегодня некоторые педагоги поминают не без придыхания), у которого тоже не всё гладко было с новой властью, что примечательно, не без внутреннего самодовольства заявлял: «Из моих учеников без всякой антирелигиозной пропаганды выходили неверующие люди. В старой школе [царской – А.М.] нет ничего, что можно было бы уподобить нашему политическому воспитанию»[1]. Это весьма примечательный штрих, мимо которого сегодня все проходят. И каким образом некоторые наши «православные» учителя собираются применять макаренковскую педагогическую практику? – уму непостижимо.

Но неверно думать, что лишь изъятыми из семей детьми собиралась «созидаться» новая власть, отнюдь. Ведь «мелкобуржуазная зараза» в лице семьи старой, традиционной – продолжала злостно отравлять передовое советское общество. И вот на борьбу с ней – и были выдвинуты новые силы: женсоветы, жилкоммуны, комячейки, общества «Долой стыд» – и прочие не менее передовые (если считать по направлению к аду) силы… И вся эта нечисть – бросилась в последний «смертный бой»…

К нашему великому горю – эту войну инфернальная нечисть у Русского народа выиграла сполна. По крайней мере, о том безмолвно свидетельствует статистика. Известно, что прибавление в населении (за счёт рождаемости!) в нашей Империи даже в годы Второй Отечественной войны 1914-1917 гг. – составляло под 3 млн. человек, достигая к 1917 г. где-то под 182-184 млн. – цифра солидная для того населения Земли. Из неё следует, что гражданами Российской Империи был почти каждый 9-ый житель планеты (из общего населения тогда около 1,7 млрд.)! И далее – демографический провал, много лет цифр или нет вообще, или же они фальсифицировались. Что-то списывается на гражданскую, голоды и голодоморы, эмиграцию… и в итоге? А в итоге – цифра обезкураживающая: к началу 2 Мiровой войны – население СССР фактически равно (!?!) населению Российской Империи перед её крахом, т.е. около 190 млн. душ! Что это значит? Ведь менее чем за четверть века царствования Св. Царя-Мученика Николая II – население Империи выросло более чем на 50 (!) млн. человек. Логично ожидать, что население в той же стране и у того же народа за такой же отрезок времени вырастет хотя бы на столько же! Но – нет. Почти за четверть века великого прогресса и невероятных преобразований (1917-1941), как о том и поныне вещает наша пропаганда, прирост населения, по факту, составил едва ли около 10 млн. человек (!). Даже никаким кошмарным террором большевиков не объясняются эти цифры. Тогда – чем же?

В том-то весь и ужас, что главная составляющая снижения численности нашего населения, а в дальнейшем и «отрицательные показатели роста», как теперь модно издеваться, – это именно та внутренняя катастрофа, которая произошла в самом сознании части народа, а наипаче – в женской его половине! «Я при своих правах» – вот тот инфернальный идеал женского кредо, которого хотела добиться и добилась богоборческая власть. И на обезпечение этого сознания, на его закрепление, – были брошены, прежде всего, законодательные акты. Представлялось всё это публике как «борьба за права женщин», в борьбе за которые, разумеется – никто у самих женщин не спрашивал: каких прав они себе ещё хотят, и каких именно лишены. Мало кто сегодня знает, что в конце 1920-х западные феминистские организации самого ультралиберального толка – были в восторге от решения «женского вопроса» в СССР. Ибо в нём, прежде всего законодательно, состоялись их самые крайние идеи, о которых они у себя в странах не смели и мечтать. Зато в СССР – прямо воплощены в жизнь. А уж о таких вещах, как прямая государственная программа пропаганды абортов – что и говорить!

Если посмотреть на всё это безумие с богословской точки зрения, то, по сути, поднималась на щит совершенно богоборческая идея независимости женской природы от мужского своего происхождения, и лозунгов о её «равноправности». Хотя равноценность душ мужчины и женщины в очах Божиих (что есть) и равноправие их природ – суть вещи совершенно нетождественные. Сам по себе принцип всеобщего равноправия – есть идея бредовая и безумная, ибо, в своей сути, она отвергает идею иерархии. А иерархия – это основа бытия божественного мiра, без неё всё обращается в прах и хаос. Но именно этого творцам нового мiра и нужно было достичь. Не вовне – как раз внешние советские законы были волчьи – но именно в самой природе человека

При этом любому православному достаточно всего лишь открыть первую страницу Евангелия, чтобы понять – кто, с точки зрения божественной, не просто глава семьи, но даже и рождает дитя: «Авраам родил Исаака, Исаака родил Иакова, Иаков…» и т.д. (Мф. 1; 2). Но наши православные властители до строчки 2-го стиха Нового Завета ещё не дошли… Нет смысла пояснять шутникам, что речь не идёт о «почковании». Но о том Высшем Божественном замысле и прямой прообразовательности в богоподобии при сотворении человека, когда в Предвечной Троице Отец рождает Сына. Есть особый смысл в словах рождать и рожать, они совсем не равноценны. Ибо от мужского семени рождается его дитя, а жена именно рожает его, она своим чревом служит этой удивительной тайне появления новой жизни в мiр…

В ниже приводимой заметке достаточно ясно изложена ситуация с правами в современной россиянской семье у её членов. Единственно, что мы обязаны подчеркнуть: всё, происходящее в этой области сегодня – ни в малейшей степени не случайность или «забвение» своего долга законодателями. Ровно напротив! Это всё то же, что и ранее, абсолютно сознательное действие, направленное на разрушение не института семьи, как такового, – это было бы слишком грубо и очевидно! – но продолжение вектора на выработку враждебной семье психологии у женщин. Ориентация её, жены, на ту форму самодеятельности и независимости, которая уже по своей природе, изначально – абсолютно противоречит той божественной заданности, которая вложена Творцом в природу женщины при ей сотворении.

Прямо говоря, мы на протяжении достаточно долгого времени являемся вполне безгласными и робкими зрителями этой долголетней разрушительной сатанинской программы, не смея и пикнуть против неё. Ибо, в противном случае, мы оказываемся, как бы, «противниками властей». Примечательно то, что зачастую наше священство тоже не имеет ни малейших возражений по поводу того, что выделывают власти с семейным правом. Отчасти это связано с тем, что в каноническом праве Церкви – своё внутреннее семейное право, которого Святая Церковь придерживается, и никого в эту область пускать, как козла в огород, не собирается, что справедливо. И по этому праву живут сами семьи священства. Оттого их жизнь, как правило, с точки зрения здравомыслия семейных отношений на два порядка выше, чем окружающей среды. Но при этом наши пастыри или не хотят вникать, или даже вовсе не понимают: сколь катастрофическая и разрушительная «забота о семье» совершенно системно проводится властями против их же паствы, на их же глазах.

Конечно, то, что мы публикуем ниже – это то, что называется «вопль души». Но сколь же драгоценного времени потеряно, а самое главное – сколько покалеченных, прежде всего, детских душ – останется после нашего столь долгого непонимания и нерадения об этом важнейшем, на сегодня, вопросе. Сверху от священноначалия «разрешённая» борьба с абортами, по сравнению с затронутой ниже темой, – просто выпуск пара. И это станет ясно любому, кто непредвзято прочтёт дальнейшее.

ред. сайта А. Махотин

Семья и власть. Целенаправленный развал семьи.

Формально власть в России обоими руками "за" семью. Но лишь формально. Ибо подавляющее большинство нововведений и законодательных инициатив в реальности способствуют прямо противоположному – разрушению традиционной семьи. Основную роль в этой деструктивной миссии несет наш пресловутый Семейный кодекс и законоприменительная практика в вопросах его компетенции. Как будет показано ниже, и иное новое законотворчество достигает всё той же цели – уничтожение семьи как таковой.

Современная семейная практика имеет до такой степени отчетливо антимужскую направленность, что следует говорить о глобальной демотивации мужчин к официальному браку и рождению детей. Один из

наших активистов очень ярко проиллюстрировал ситуацию с современным браком с точки зрения мужчины:

“Вы поймите, если у чёрных забрать ферзя, а белым разрешить ходить два раз подряд, то это не приведёт к ситуации "белые всегда выигрывают", это приведёт "в такие шахматы никто не играет".

Всё больше мужчин сознательно отказывается от официального брака и выбирает сожительство или “брак выходного дня”. Со стороны печально известного Комитета ГД уже звучат призывы приравнять сожительство к официальному браку.

Второй аспект семейной политики, на который надо обратить внимание, это отношение к демографической проблеме. Вернее, на трактовку этой проблемы. Все, кто так или иначе касается её, подразумевают лишь одно измерение – количественные показатели. Приводятся данные о том, сколько детей у нас рождается, сравнивается с количеством умерших за тот же период, делается неутешительный вывод о том, что "мы вымираем". А вот меры, которые предлагаются, в большинстве своем заключаются в реализации девиза "Дать женщине больше ресурсов, тогда она станет больше рожать".

Власть, государство не интересует качество нового поколения, важна лишь его численность. Чиновника не заботит вопрос кто и как воспитывает ребёнка, растёт ли он в полной семье или воспитывается разведёнкой или, того хуже, женщиной, утверждающий принцип "рожу для себя", в достаточной ли степени получает отцовское воспитание и отцовскую любовь. Мало того, де-факто, семья для государственной власти России – это женщина плюс ребёнок (дети). Мужчина, отец в семью не входит, но воспринимается и подаётся женщине лишь как "сырьевой придаток", утверждается государством лишь как безымянный адресат алиментных и иных имущественных претензий в интересах всё той же усечённой семьи, а именно, женщины. Если ещё 100 лет назад главной опорой и защитой женщины был её муж, то сейчас интересы женщины представляет матриархальное государство – уже против мужа. Государство, выделяющее различные пособия женщинам, фактически ворует эти деньги у мужчин, чем лишает мужчин лидирующей роли в семье и демотивирует к семье как мужчин, так и женщин. Даже одинокая женщина оказывается как бы замужем за суррогатным мужем – государством, которое защищает “интересы женщин”, обезличивая и распределяя деньги, вытянутые из кармана мужчин, в пользу суррогатной семьи – “женщины плюс ребёнок”.

Мало того, демографическая проблема служит ареной популистских лозунгов, дополнительного привлечения политиками женских избирательных голосов.

Но и с демографическим вопросом не всё так просто. Почему-то наше государство до сих пор продолжает оплачивать женщинам единоличное абортажное решение, финансируя аборты из фонда ОМС. Не находите это странным? При том, что власть вроде бы “за” рождаемость, даже официальная жена единолично (т.е. даже без ведома и согласия мужа) приговаривает плод в утробе к уничтожению, а аборт производится по полису обязательного медицинского страхования.

Разлучение отцов и детей – тема огромная и болезненная для миллионов мужчин в России. Прежде всего, напомню, что подавляющее большинство (около 97-98%) детей при разводе традиционно оставляют с матерями.

Не верьте "обиженным" возгласам женщин о том, что "отцы сами не хотят оставлять детей с собой": даже по словам печально известной госпожи Мизулиной, так досадно проговорившейся в интервью "Эхо Москвы" в марте 2011, в год рассматривается 124 тысячи исков об установлении места проживания детей. Сопоставьте с числом разводов – около 550 тыс. (2011), вычтите из них число "бездетных" разводов и вы поймете, что тезис о том, что "дети мужчинам не нужны" не выдерживает никакой критики – это ещё одна распространенная бабская байка, которую так легко навязывают наивным и "виноватым во всём" мужчинам.

Да, не все отцы готовы поселить ребёнка у себя, не все готовы участвовать в его воспитании и обезпечении, но говорить о том, что все или подавляющая часть отцов недобросовестны в отношении своих обязанностей – миф, призванный ещё более "завиноватить" и опорочить мужчин. Это часть общегосударственной политики мужененавистничества и уничтожения всего мужского.

Общая политика российских судов – отдать ребёнка матери, отцу же присудить унизительные алименты и 2 или 3 часа общения с ребёнком в неделю. Об алиментном безпределе мы поговорим чуть позже, сейчас же остановимся на формате общения детей с отцами.

Фактический стандарт послеразводной жизни в России – это монополия собственности матери на ребёнка. Около 70% матерей-разведёнок активно препятствуют общению детей с отцами. Основной мотив такого поведения женщин – месть бывшему мужу, утверждение собственной значимости в качестве единоличного родителя ребёнка. Действительно, лишь малая часть женщин способна осознать, что лишая ребёнка отца, общения с ним и отцовского воспитания, настраивая ребёнка против отца, дискредитируя отцовство и унижая отца, они наносят собственному ребёнку непоправимый урон.

Поразительна уверенность россиянок в своем праве решать достаточно ли хорош отец для того, чтобы позволить (!) ему общаться с ребёнком. Фактически, хотя права родителей формально равны, и право ребёнка на обоих родителей закреплено законом, на деле матери решают ограничение степени участия отца в ребёнке. Мы живем в стране бабской монополии на детей.

Что в такой ситуации могут по закону сделать отцы? Практически ничего. Результатом обращения в суд по вопросу установления режима общения с ребёнком станут формально прописанные 2 или 3 часа в неделю. На бумаге. А что в жизни? Закрытые двери квартиры, ворота особняков, отобранный у ребёнка мобильник, купленный ему папой, блокировка или игнорирование звонков отца. По закону даже самые запущенные случаи препятствования общению с ребёнком наказываются административным штрафом в размере ... 1,5-2 тыс. рублей! Отцы не сдаются и обращаются в службу судебных приставов, вместе с ними приходят к закрытой двери, составляют акт и... ничего дальше.

Часто дети увозятся матерью в другой город, за тысячу километров. Как осуществить право на трёхчасовое общение с ребёнком в таком случае. Проводить с ребёнком каникулы? Но кто сказал, что мать ребёнка захочет и позволит это?

Утверждение матери как единственного родителя ребёнка позволяет утвердить исключительно в материнстве выражение интересов ребёнка, а прикрывшись “интересами детей” выбивать из государства и мужчин всё больше ресурсов.

В России не практикуется режим проживания ребёнка "50 на 50" – с каждым из родителей равные отрезки времени, который довольно популярен на Западе. Почему? Ответ очень прост: такой порядок подорвал бы основание для узаконенного алиментного грабежа и пошатнул бы бабскую монополию на ребёнка.

В нашем перевернутом с ног на голову обществе материнское право "свято", а отцовское, хотя и обозначено в законе, на практике не стоит ничего. Его попросту нет.

Остановимся более подробно на тех факторах, которые дестабилизируют и разрушают традиционную семью и попытаемся понять: как именно власть и государство способствует этим деструктивным общественным процессам.

Принцип очень простой: чем больше женщина получает извне семьи, вне непосредственной связи со своим мужем, тем охотнее женщина рвёт отношения с мужчиной. Чем меньше ресурсов семьи находится под контролем мужа-отца семейства, тем вероятнее доминирование женщины и, как следствие, – развод.

Пособие на ребёнка женщина получает вне зависимости: в полной ли семье растет ребёнок или нет.

Та же ситуация с т.н. “материнским капиталом”: право его получить и использовать по своему усмотрению (в рамках, установленных законом) имеет именно женщина с двумя или более детьми, но не мужчина-глава семьи; адресатом материнского капитала является не ребёнок, не полноценная семья, а именно женщина.

Мать (но не отец!) имеет право потратить этот “капитал” на увеличение накопительной части пенсии.

Если бы наши правители хотели бы действительно упрочить семью, то и получателем этого капитала была бы именно семья, а не мать.

Наши законы определяют дополнительные к “общематеринским” трудовые и налоговые льготы, региональные пособия матерям-одиночкам.

Власть исходит из ошибочного предположения, что если женщине подкидывать всё больше “социальных гарантий”, пособий, льгот, то тем больше женщины в России будут рожать. Оглянемся в прошлое. До 1917 года практически не существовало ни декретных отпусков, ни материнских капиталов, ни алиментов. А детей в семьях рождалось гораздо больше: 3-10 вместо современных 1-2 ребёнка.

Оплата репродуктивных свойств женщины – огромная стратегическая ошибка государства, ибо аппетиты у женщины поистине безграничны, они просто будут требовать всё больше и больше, шантажируя власть возможностью репродуктивного саботажа. (“Не дадите денег – не будем рожать”)

Фактически единоличное, присвоенное женщинами родительское право в сочетании с постоянно усиливающимся алиментным безпределом и разводным разделом т.н. “совместно нажитого” имущества – второй мощнейший фактор, разрушающий семью.

В результате – современная женщина уверена: что бы она ни делала, как бы ни вела себя по отношению к семье – мужу и детям, её право ограбить мужчину, развалить семью и отнять у мужчины детей, практически гарантировано нашим государством в лице судей, 85% из которых – женщины. Обратите внимание, что при разсмотрении дел о месте проживания ребёнка, не принимаются в расчет нравственные качества родителей, их образ жизни, отношение к детям. Ведь решение оставить ребёнка с матерью практически предопределено. И российские женщины это хорошо знают ещё до вступления в брак.

Третий фактор – сам характер семейных законов РФ. Что подразумевается под браком наш Семейный Кодекс? По нашему СК жена даже не обязана проживать со своим мужем. Какой-то странный матриархальный союз, в котором мужчина, муж – не имеет никаких прав: ни на верность супруги, ни на исполнение ею супружеского долга, ни на сохранность собственных инвестиций в т.н. семью, ни права репродуктивного решения (оно принимается женщиной единолично), ни права мужчины на честное и желанное отцовство, ни гарантированного права на общение и проживание со своими детьми.

32 из 170 статей СК РФ посвящены алиментным обязательствам. Однако ни одна из этих статей не содержит и намека на право родителя-алиментщика знать: как именно расходуются алименты.

Вдумайтесь: наши законы не содержат ни одной меры государственного поощрения долговременности и прочности семейных уз, пусть и в таком странном, по сравнению с традиционном браком, формате!

Более 80% браков заканчиваются разводом с соответствующими печальными для мужчины последствиями. Так какой здравомыслящий мужчина будет вступать в такой “брак”?

Вывод: сами семейные законы и характер их исполнения – есть мощнейший разрушительный для института семьи фактор. И фактор этот определен нашими законотворцами у власти.

И главный, обобщающий вывод, который напрашивается сам собой: власть и государство не только не выступают на стороне прочной и полноценной семьи гарантом её упрочения и сохранения, но делают всё возможное для разрушения семьи и института брака.

Дмитрий Селезнёв

 

[1] А.С. Макаренко. Педагогические сочинения в 8-ми томах. т. 4: «Доклад в педагогическом училище» (1939 г.), М. Педагогика, 1984.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
©® VeraPravaya.ru 2016 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна
Яндекс.Метрика