дискуссионно-аналитический православный сайт
Имя или номер ( регистрация ):
Пароль ( забыли пароль? ):

Слово преп. Иустина Пóповича в Великую Пятницу, произнесено в 1926 году на Великий Пяток в Сремских Карловцах

0
Администратор
7 апреля 2018 в 00:18 157 просмотров

Никогда не было менее Бога в человеке, дорогие братья, чем сегодня; никогда менее Бога, чем сегодня. Сегодня диавол воплотился в человека, чтобы развоплотить Богочеловека. Сегодня всё зло вселилось в тело человека, чтобы Бога изгнать из тела. Сегодня весь ад переселился на землю; помнит ли кто ныне, что земля некогда раем была? Сегодняшнее падение человека неизмеримо большее первого падения; тогда человек отпал от Бога, а сегодня – распял Бога, убил Бога. Человек, каково имя тебе, если не диавол? Но что говорю? Это оскорбление дьяволу. Дьявол никогда не был так зол, так артистично зол как человек. Господь Христос и в ад сошёл, но там Его не распинали. А мы Его распяли! Разве люди не хуже дьявола? Разве земля не страшнее ада? Из ада не изгоняли Христа; а люди Его сегодня изгнали с

земли, изгнали из своего тела, из души, из города своего…

В зеницу души моей, братья, как змия впился злобный вопрос и злорадно вопрошает меня: разве человек когда-либо был добр, если мог распять Христа? – Ты веришь в человека? Хвалишься им? Ты оптимист? – Ох, посмотри на человека, посмотри на человечество с зенита Великой Пятницы, посмотри на человека, как он убивает Богочеловека и скажи: разве ты и сейчас оптимист? Не стыдишься, что ты человек? Не видишь ли, что человек хуже дьявола?

Забудьте все дни перед и все дни после Великой Пятницы; сведите человека в границы Великой Пятницы, – разве он не зеница всех зол, арена всех искушений, сток всех гадостей? Разве сегодня вся земля не обезумела в человеке? Разве сегодня человек, убивая Богочеловека, не доказал, что он, действительно, – безумие земли?

И Страшный Суд, братья, не будет страшнее Великой Пятницы. Нет, он, несомненно, менее страшен, ведь тогда Бог будет судить человека, а сегодня человек судит Бога. Сегодня Страшный Суд для Бога; Его судит человечество. Сегодня человек оценивает Бога; оценивает Его в тридцать сребреников. Христа за тридцать сребреников! – Но, разве это последняя цена? Разве Иуда наше последнее слово о Христе?

Сегодня человечество осудило Бога на смерть. Это величайший бунт в истории неба и земли. И падшие ангелы не сделали этого. Сегодня совершён Страшный Суд над Богом. Никогда невиннее осужденного, никогда безумнее судии мiр не видел. Высмеян Бог страшнее, чем когда-либо. «Ад всесмешливый» вселился сегодня в человека, и высмеял Бога и всё Божие. Высмеян сегодня Тот кто никогда не смеялся. Говорят, что Господь Иисус никогда не смеялся, а часто видели Его плачущим. Посрамлён сегодня Тот, кто принёс Жизнь Вечную. – Человек, есть ли край твоему безумию? Есть ли конец твоему падению?

Крест – срамнейший дар, даровали мы Тому, Кто нам даровал вечную славу. Прокажённый, он очистил тебя от проказы, и за это ты Ему крест даруешь? Слепец, Он тебе открыл очи, разве для того, чтобы ты мог сделать крест и распять Его на нём? Мертвец, он тебя воскресил из гроба, разве для того, чтобы ты загнал Его в гроб? Благими вестями усладил Сладчайший Иисус горькую тайну жизни нашей, братья, за какую из них одарили Его такою горечью?

«Людие мои, что сотворих вам? – не исполнил ли Иудею чудесами? Не воскрешал ли мертвых единым словом? Не исцелил ли всякую болезнь и недуг?… Что ми воздасте? За исцеления – раны; за жизнь – убиваете мя и распинаете на древе»…

Великая Пятница стыд наш, братья, и срам, и поражение. В Иуде Искариотском понемногу было от всякой души. Если бы не так, были бы безгрешны. Чрез Иуду – все мы пали; все мы Христа продали; все мы Христа предали, и дьявола приняли, сатану ласково привлекли к себе. Да, сатану. Ибо во Святом Евангелии сказано: «И по хлебе вниде сатана в Иуду». После какого хлеба? – После хлеба, который ему дал Христос; после Причастия; после Христа. Ах, есть ли большее падение, больший ужас?

Сребролюбие, ты предало Господа Христа! Сребролюбие, ты Его и ныне предаёшь! Иуду, который был учеником Христа, который три года был с Ним, который присутствовал при всех чудесах Христовых, который именем Иисусовым прокаженных очищал, болящих исцелял, мертвых воскрешал, нечистых духов изгонял, этого Иуду – сребролюбие сделало предателем и христоубийцею; как тогда и меня, и тебя не соделает предателем и христоубийцей, меня, который не видел три года Бога во плоти, который не очищал прокаженных именем Иисусовым, не исцелял больных, не воскрешал мертвых? Иуда долго был с Тем, Который не имел где главы приклонить, с Тем, Кто и делами, и словами учил о том, что не нужно носить ни сребра, ни злата. А я? А ты? – Если не умеешь радоваться бедности, брат, не умеешь быть счастливым бедностью, знай, что ты кандидат в иуды. Не вопрошай: «еда аз есмь, Господи?» (Мф. 26;22) – ибо несомненно услышишь ответ: «ты рече» (Мф. 26;25). Стремишься ли к богатству, тлеет ли в тебе жажда денег – знай, что в тебе зачинается Иуда. Брат и друже, запомни на всю жизнь: сребролюбие распяло Христа, убило Бога; сребролюбие из ученика Христова сделало врага Христова, убийцу Христа. Но не только это: оно и Иуду убило. Сребролюбие имеет то проклятое свойство, что человека делает не только Христоубийцей, но и самоубийцей. Оно сначала убивает Бога в душе человеческой; а убив Бога в человеке, оно затем убивает и самого человека.

Смерть – страшная тайна, братья, но страшнее то, когда люди предают Бога на смерть и желают Его совершенно убить, совсем уничтожить, чтобы был совсем мертв, весь без остатка. Сегодня день, когда люди страшны Богу, ибо мучат Бога так, как Его никто никогда не мучил; ибо плюют на Бога так, как Его никто никогда не оплёвывал; ибо бьют Бога так, как Его никто никогда не бил. Да умолкнет всё, что человеком зовётся! «Да молчит всякая плоть человеческая!» Да никто не хвалится человеком, да никто не хвалится человечеством, ибо, смотри, человечество не терпит Бога в своей среде, убивает Бога. Разве таким человечеством хвалятся? Да никто не хвалится гуманизмом! Ах, это всё только – сатанизм, сатанизм, сатанизм…

Сегодня не бесы, не звери, не шакалы, но люди сплели венец из терна и возложили на главу Христову. Терновым венцом украшают Того, Кто человека украсил безсмертием. Терновый венец плетёт человечество вокруг главы Того, Кто венец из звёзд сплел вокруг Земли! Терновый венец для Христа плетём и я, и ты, друже, если я сребролюбец, если я блудник, если я прелюбодей, если я богохульник, клеветник, сплетник, пьяница, если я немилостив, гневлив, если грешные мысли думаю, если нечистые чувства имею, если не имею веры, если любви не имею. Всякий грех мой, всякий наш [грех] – есть терновый шип, который мы вплетаем в проклятый венец, который безумное человечество непрестанно плетёт вокруг главы Господа Иисуса.

В мучении Бога человек немилосерднее и дьявола. – Вы не верите? Слушайте, что повествует очевидец: «тогда заплеваша лице Его» (Мф. 26;67) – в Его лицо, в Его чудесное и волшебное лицо… Господи, почему у них уста не покрылись проказой и в рану не претворились? Не для того ли, чтобы и нас терпению и кротости научить?… Плевали в это дивное, это благое Лицо, Которое стóит более всех созвездий, всех блаженств. Что говорю? – да, более чем все блаженства, ведь в том кротком лице – всецелое вечное блаженство, всецелая вечная радость… Плевали в то светлое Лицо, пред Которым море утихомиривалось и умирялось; то Лицо, Которое бурные души смиряло и покой всем давало. – И вы хвалитесь человечеством? Ох, спустите флаги, мольки и ничтожества! Никто, никто не должен столько стыдиться себя, как человек, никто из дьяволов, никто из зверей, никто из животных… Люди оплёвывают Бога – есть ли что ужаснее этого? Люди бьют Бога – есть ли что демоничнее этого? Братья, если нет ада, нужно было бы его выдумать, выдумать для людей, только для людей…

Его – Творца и Спасителя – оплёвывают и бьют, а Он кротко и молчаливо переносит всё. – Имеешь ли оправдание ты, который за всякую обиду возвращаешь обидой? Который за зло возвращаешь злом? Который проклинаешь, когда тебя проклинают? И ненавидишь, когда тебя ненавидят? Воздавая за зло злом, ты на Господа Христа плюёшь; ненавидя ненавидящих тебя, ты Христа бьёшь и мучишь; возвращая за обиду обидой, ты Господа Иисуса срамишь, ибо Он не делал этого.

И кроткого Господа Пилат предаёт на распятие. А люди ведут Его от мытарства к мытарству, от муки к муке, от поругания к поруганию. И поруганного Бога – распинают; прибивают Его гвоздьми к кресту. – Как гвозди забиваете в руки Христовы, в руки, которые столько больных исцелили? Столько прокажённых очистили? Столько мёртвых воскресили? Как умолкнут уста, которые говорили то, что человек не говорил никогда? Иаир, где ты? Лазарь, где ты? Вдовица наинская, где ты, дабы защитила Господа твоего и моего? Как распинаете Его – надежду безнадежных, утеху неутешных, око слепых, ухо глухих, воскресение мёртвых? Как гвозди забиваете в эти святые ноги, которые мир носили, которые благовестили, которые по морю как по суху ходили, которые спешили ко всем больным? К Лазарю мёртвому? К гадаринскому бесноватому?

Распят Бог. – Удовлетворены ли вы, богоборцы; счастливы ли вы, богоубийцы? Что думаете о Христе на кресте? – Обманщик; слаб; соблазн; «аще Сын еси Божий, сниди со креста! уá, разоряй церковь и треми денми созидаяй, спасися сам, и сниде с креста». (Мф. 27;40, Мк. 15;29-30).

А, что думает с креста Господь о людях под крестом? – То, что только Бог любви и Бог кротости думать может: «Отче, отпусти им, не ведят бо что творят!» (Лк. 23;34) – Воистину, не знают что творят с Богом во плоти. Разве Господу было легче в плоти, чем на кресте? Тяжелее, говорю вам, чем, если бы я во всякой поре тела имел по бесу. Ибо безконечно большее различие между Богом и человеком, чем между бесом и человеком; между смертью и Богом, чем между смертью и человеком. Спаситель чувствовал эту муку: Его чистая, безгрешная природа возстала против смерти, и Он, видя грядущую смерть, «начат скорбети и тужити; прискорбна есть душа моя до смерти!» (Мф. 26;67-38).

Когда и Бог скорбит, когда и Бог жалуется на смерть, тогда скажите: есть ли для человека что страшнее смерти? Смерть тяжела для Бога, а, не говоря уж, для человека. К тому же, смерть тяжелее человеку, ведь представляет наибольшую удалённость человека от Бога. Человек во Христе это ощутил и с болью исповедовал: «Боже мой, Боже мой, вскую Мя еси оставил?» (Мф. 27;46). – Это вопиет Единородный Сын Божий, Который единосущен со Отцем, одно с Отцом. Разве это не лучшее доказательство, что смерть это сила, которая отталкивает от Бога, удаляет от Бога, разъединяет с Богом?

Распяли мы Бога. Человек, что хочешь дальше? Если бы не благоразумный разбойник – не было бы для тебя оправдания. Если бы не было его – земля во веки осталась бы адом. Когда о Христе соблазнились все ученики, разбойник Его исповедал как Господа и как Царя: «Помяни мя Господи, егда приидеши во Царствии Си». (Лк. 23;42) – Разбойник это наша надежда, ибо поверил во Христа как Бога тогда, когда все потеряли веру в Него; ведь поверил в Иисуса как Господа тогда, когда Иисус был поруган, высмеян, измучен, когда был в срамнейшем положении, когда, как всякий человек, страдал и мучился ужасно.

Но в то время, когда люди оплевывают Бога, пока распинают Бога, в то время, вся природа протестует против этого: «От шестого же часá тма бысть по всей земли, до часа девятого. (Мф. 27;45). И возглашь гласом велиим Иисус рече: Отче, в руце Твои предаю дух Мой. И сия рек ѝздше. (Лк. 23;46). И помéрче солнце, и завеса церковная роздрáся посредé. (Лк. 23;45). И земля потрясеся, и камение распадеся: И гроби отверзошася, и многа телеса усопших святых востáша.» (Мф. 27;51-52).

Когда люди завершили свою комедию с Богом, когда умолкли – вселенная проговорила, камни проговорили и показали себя чувствительнее людей, чувствительнее к боли Христовой. И солнце проговорило: склонило, от стыда, свет свой с грозной планеты нашей. Свет стыдился того, чему люди радовались. Мертвые во гробах слышали вопль Христов, и пробудились, и поспешили из гробов, тогда как живые люди стояли под крестом и мёртвые души в теле имели. «Днесь церковная завеса на обличение беззаконных раздирается, и солнце лучи своя скрывает, Владыку зря распинаема». (Антифон 12, в Вел. Пяток)

«Вся сострадáху создавшему вся» (стихира 1 гл. по 11-ом Евангл.). Да – всё и вся соболезновало распятому Господу, всё и вся, кроме – человека, кроме людей. Вся тварь и на кресте познала во Христе – Бога, и исповедала Его как Бога. И с креста Христос показал что Он – Бог. – Чем? Чем? – Ответом разбойнику. Чем ещё? – затмением солнца, землетрясением. Чем ещё? – молитвою за своих врагов: «Отче, отпусти им: не ведят бо что творят». (Лк. 23;34).

Воистину, люди не знают что творят со Христом. Из злобного незнания распяли люди Христа; из незнания Его распинают и сегодня. «Аще бо Господа Славы познали, не быша Его рáспяли». (1 Кор. 2;8). Кротостью и смирением Господь вошёл в мiр. Разве не самая большая кротость и самое большое смирение, что Бог стал человеком, что облёк Себя в обветшалое, в узкое, в ничтожное тело людское? Кротостью и смирением и вышел Господь из мiра; кротко вышел, молясь за своих мучителей. Люди не знают Христа, потому Его гонят; не знают какая это любовь, какое смирение, какая кротость, когда Бог попускает что Ему судят люди, что Его оплёвывают люди, что Его люди бьют и – убивают.

Преподобный Иустин (Попович), 1894-1979, канонизирован в 2010 году, память 25 марта (7 апреля) на Благовещение (в этот день святой и родился, и отошёл ко Господу)

Страшен удел Христов и ныне, на земле, братья. Всякий мой грех – Великая Пятница для Него. Четыре греха моих и уже я распял Господа Иисуса. Всякий твой грех, брат, бóльшая мука для Него, чем для тебя и для меня. Делая грехи, ты Его распинаешь. Всякая нечистая мысль, всякое похотливое чувство рычит и воет: распни Его, распни! Разве вся жизнь наша на земле – не есть незаходимая Великая Пятница для Господа Христа? Каждый мой грех это гвоздь, который забиваю в руки кроткого Господа; каждая моя страсть – терновый шип; все мои страсти – терновый венец, который я надеваю на главу Христа. Наше издевательство над Христом страшнее еврейского. Евреи могли менее верить во Христа, ибо тогда Он ещё не воскрес. А мы – которым Христос вот уже двадцать веков с силою свидетельствует о воскресении Своём, мы – высмеиваем Христа Воскресшего, плюём на Христа Воскресшего, распинаем снова Христа, и это Христа – Воскресшего! – Разве не распинает Воскресшего Господа Христа священник, который жизнью своею отгоняет от Христа паству свою? Разве не мучит, разве не высмеивает Воскресшего Христа профессор, учитель, который своим богоборческим учением изгоняет Бога из душ учеников своих? Разве не срамит Христа, разве не плюёт на Воскресшего Христа всякий христианин, который только по имени христианин?

Увы, мы непрестанно гоним Воскресшего Христа… Как, как гоним Христа мы, - скажет некто, - если Он плотью не с нами? Когда не видим Его тела? Ох, гоним мы Христа, братья, когда дух Его гоним, когда ученье Его гоним, когда святителей Его гоним, когда Церковь Его гоним. Мы Христа гоним – когда нищего гоним: ибо Он тот, кто в нищем просит; мы гоним Христа – когда нагого не одеваем: ибо в нагом Христос наготует; мы гоним Христа – когда голодного не напитаем: ибо в голодном Христос голодает; мы гоним Христа – когда не посещаем больного, ибо в больном Христос болеет. В каждом страдальце – Господь Христос страдает; в каждом печальном – Господь Христос печалится. По безконечному человеколюбию Он непрестанно воплощается в тело всех голодных, всех больных, всех жаждущих, всех печальных, всех бедных, всех презренных, всех поруганных, всех униженных, всех обиженных, всех нагих, всех изгнанных. Он непрестанно берёт на себя тело человеческое, страдает с ним, мучится с ним, мучится в нём, печалится в нём. По безмерному милосердию Своему, Он непрестанно отождествляет Себя с ними: «Понеже сотвористе единому сих братий моих меньших, Мне сотвористе» (Мф. 26;40). «Понеже не сотвористе единому сих меньших, ни Мне сотвористе». (Мф. 25;45). Христос воплощается в каждого христианина. Слышишь, что говорит: «Савле, Савле, что Мя гóниши». (Деян. 9;4), ибо изгоняя тех, кто Мне верит – Меня гонишь; оплёвывая тех, кто Мне верит – Меня оплёвываешь; мучая тех, кто Мне верит – Меня мучишь. «Знайте, - учит Апостол Павел, - согрешающие в братию, и биющие их совесть немощну сущу, во Христа согрешаете». (1 Кор. 8;12)

Не только для Господа Христа, братья, но и для всех Христоносцев – жизнь на земле это нескончаемая Великая Пятница. Чем более имеешь в себе Христа, тем больше тебя гонят. Если ты Христов, считай себя «отребьем мiру» (1 Кор. 4;13), по которому все топчутся, как и Христа топтали. Когда тебя проклинают – благословляй; когда тебя бьют – прощай; когда тебя ненавидят – люби. Терпением побеждай мучителей, как и Господь. Возвращай за зло – добром; подвизайся, как и Господь Христос подвизался; с гордостью борись – смирением; с грубостью борись – кротостью; с ненавистью борись – любовью; с обидой борись – прощением; с клеветою борись – молитвой. Это путь победы; путь, которым однажды и на все времена прошёл Господь Иисус; он чрез страдание ведёт в – Воскресение. Мы на этом пути, на единственном пути, который оканчивается воскресением, если благословляем тех, которые нас проклинают; если добро творим тем, кто нас ненавидит; если любим врагов своих; если не гневаемся, когда нас обижают; если молимся, когда хулят нас; если с молитвою переносим то, когда плюют на нас. Мы точно на том пути, который оканчивается триумфальной победой над смертью, если и тогда, когда нас распинают, подобно Христу молимся о своих мучителях: «Отче, прости им, ибо не знают что творят!» – Аминь.

Комментарии

Комментарии не найдены ...
©® VeraPravaya.ru 2016 - 2018, создание портала - Vinchi Group & MySites
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна
Яндекс.Метрика