дискуссионно-аналитический православный сайт
Имя или номер ( регистрация ):
Пароль ( забыли пароль? ):

Чёрная Сотня

Чёрная Сотня

««Чёрная сотня» возникла в Х веке во время завоевательного объединения славяно-русских племенных княжений под властью первых Киевских князей Рюрикова рода. В это время «чёрная сотня» представляла собой земледельческое городское общество, подразделение тысячи, обязанное платить князю установленную дань, кормить княжеского местного правителя и по призыву князя являться под непосредственным главенством старосты или сотского в народное ополчение…

Во время господства Орды над Россией, чёрная городская сотня обращается в чёрную крестьянскую волость, описанную татарским писцом, платящая установленную дань завоевателю и дающую определённый «корм» «подручнику» монгольского хана – Русскому князю и его наместнику… Чёрные волости, земли и люди составляли собственность завоевателя – Монгольского хана, которую Русские князья обязаны были хранить совместными силами в том объёме, в каком её определили татарские писцы и численники в писцовых и переписных книгах.

По освобождении от власти Орды, во время Московского Царства, городские чёрные сотни обособляются от сельских своим землевладением, управлением, промыслами и податным обложением. Сельские чёрные волости соединяются с дворцовыми в управление Большого Дворца <…>

Во время Российской Империи в ХVIII столетии бывшие городские чёрные люди именуются городскими обывателями и промышленными людьми, делятся на купцов и ремесленников, с подразделением на гильдии и цехи, получают сословное устройство со своими купеческою и ремесленною управою. Класс сельских обывателей, стоящих вне частного землевладения, расширяется включением в него под именем однодворцев всех разрядов служилых людей <…> Все разряды сельских обывателей, изъятые законом из частной зависимости, составили класс государственных крестьян, – свободных землевладельцев и землевладельцев, сравнительно с классом крестьян частновладельческих. Манифест 19 февраля 1861 г. <…> изъявший всех крестьян из частной зависимости, дал гражданскую свободу всем разрядам сельских обывателей, поставил их в непосредственное отношение к верховной власти и её центральным и местным учреждениям, т.е. в то положение, в каком стояли к государству городские и сельские жители в Древней Руси.

Таким образом, «чёрная сотня» русского народа представляла собой городское и сельское трудовое население, тот класс русского общества, на котором преимущественно росло и крепло Русское государство».

Профессор Московского Университета Самоквасов

«Сборник Русского Чтения», 1907 г., № 30-31

1. Краткий очерк либерализма в России

Прежде чем начать описание такого явления, о котором сейчас абсолютное большинство наших современников имеет самое превратное представление (в лучшем случае – вовсе никакого), как «Чёрная сотня», необходимо краткими штрихами нарисовать тот путь, который Российская Империя и окружающий её мир (а это тогда – в основном Европа) прошла в XIX веке. Если сказать точнее – то и вовсе

нельзя понять всего ХХ века, если не всмотреться, со всевозможным вниманием, в век XIX…

В свою очередь век XIX начался с такого явления, как Французская революция, когда под фальшивыми лозунгами «Свобода, равенство, братство» творилось такое кровопролитие и человекоубийство, какого Европа не знала за всю свою предыдущую историю. Достаточно сказать, что из 20-ти миллионного населения Франции был «друзьями народа» убит 1 млн. человек – и это не в результате внешних войн, а именно внутренней политики. Недаром специалисты неоднократно проводили аналогии между двумя «великими и безкровными» революциями: той, конца XVIII века, Французской и 1917 г. российской, когда верховная и законная государственная власть в обоих случаях не собиралась и даже вовсе отказалась проливать, защищая себя, хотя единичные капли народной крови, а пришедшие к власти в результате бунта «благодетели» – залили страны такими морями крови, которых себе даже и вообразить никто никогда не мог. В обоих случаях, кстати, творцы бунта (почти поголовно) – и сами утонут в этом океане крови от рук своих учеников, но это – уже другая тема.

Французская революция родила тот дух, который стал доминантой всего XIX века, имя ему – либерализм.

Либер – имя древнего божка из Римского пантеона, который покровительствовал разврату и «свободным связям». Поэтому вполне естественно, что и устремление к необузданной свободе стало ассоциироваться с его именем. Необходимо только ещё одно важное уточнение: либерализм не есть устремление к свободе как таковой, самой по себе. Но обязательно также борьба с Богом и с Церковью, которые разсматривались проводниками либерализма первейшими ограничителями свободы человека, свободы грешить. Т.о. весь либерализм, как и нынешний, но особенно XIX века, есть неослабевающая борьба с Церковью и религией во всех её проявлениях. Второй враг либерализма – это государственная власть. И прежде всего в своих традиционных, то есть освященных Церковью формах: Империей и наследственной королевской властью. Ибо они – вторые после Бога ограничители человеческого своеволия, только уже здесь, на земле.

Впрочем, по отношению к власти отношение либерализма было более сложным. Если сокрушение Церкви признавалось необходимым абсолютно, то к власти могли быть и более снисходительны в том случае, если она будет готова, сохранив лишь свою внешнюю оболочку, пойти на согласие (точнее – на капитуляцию) с либерализмом и введёт те реформы и общественные институты, которые от неё потребуют.

Всегда надо помнить только одно: когда либерализм требовал (и требует) «реформ» – он всегда лжёт. Речь всегда шла и идёт только об одном – о власти, о том, кому принадлежит реальная власть. Это необходимо помнить, разбирая истории всех 3-х несчастных «русских революций», совершенных и не русскими, и не на русские деньги, и не во благо России…

Уже в начале XIX века, в эпоху Александра I, Российская Империя покрывается целой сетью масонских лож, которые проповедуют в тайне переустройство всей жизни России, говоря точнее – готовят государственный переворот. Разгромленные тогда и совершенно запрещённые, они уходят в глубокое подполье и уже оттуда начинают, гораздо более осторожно и методично, воспитывать себе кадры, ориентируясь более всего на университетскую молодежь и некоторый слой чиновничества. В этом они не оригинальны: первые русские масоны XVIII века, во главе с Новиковым, именно так и начали свою деятельность на русской земле: они заявили себя поборниками «Просвещения». Более «готовым» членам они разъясняли, что именно это такое: это просвещение отсталого народа светом масонства…

Безо всякого стеснения весь XIX век может быть смело назван веком торжества масонства по всему миру – везде, кроме Российской Империи.

В Новом Свете, Америке, ещё в конце XVIII в. создаётся первое в мире масонское государство: Северо-Американские Соединённые Штаты. В Латинской Америке в первые десятилетия XIX века масонами сокрушается власть самой строго католической империи того времени – Испании, и её колоссальные колонии получают независимость, оставив эти страны на целый век в руках заговорщиков и полной нищете.

В Европе всю первую половину века полыхают революции и войны. После создания Императором Александром I, как победителем Наполеона, Священного Союза, целью которого были защита Христианства и Монархий, мир был недолог. Помимо войн с Турцией начинаются антиклерикальные революции 1830, 1848 гг. по всей Европе. Начинаются и всевозможные «освободительные» войны, например, за объединение Италии (против Австрии), которые целиком ведутся масонским сообществом (карбонарии). Принципиально новым во всех этих бунтах[1] было то, что они в огромном и совершенно невиданном ранее количестве собирали на своих баррикадах всё интернациональное хулиганьё, которое при этом имело немалое тайное и международное финансирование. Ничего подобного мятежи более ранних веков не знали и в помине. Так, постепенно, из недр организаций тайных, начинают рождаться и международные организации явные: коммунистический Интернационал, созданный евреем Лассалем, русским Бакуниным др.; анархисты, и пр. и пр…

Справедливости ради добавим, что вообще такое явление, как международные общественные организации, причём совершенно любой направленности, которые начали плодиться именно в XIX веке, от Красного креста до Олимпийского Комитета включительно – явление целиком порождённое масонством. Независимо от того, филантропическими, политическими или научными целями были задекларированы когда-то мотивы их создания, они создавались уже тогда с тем прицелом, чтобы завершить их в сегодняшних мощнейших наднациональных и надправительственных структурах. Именно по этой причине изучение и поиск тайн сегодняшних масонских организаций, по большому счёту, совершенно лишено всякого смысла. Ищут не там…

Уже к середине XIX века главные европейские государства очень безпокоит усиление России. Поэтому в таких странах как Великобритания (прежде всего), Франция, Австрия постепенно создаются некие «инкубаторы» для выращивания её врагов. Там создаются особые условия для благоприятной жизнедеятельности организаций из её потенциальных врагов, кого можно впоследствии использовать внутри Российской Империи для её ослабления: поляков, финнов, горцев и кавказцев[2], галичан, евреев… Но поддержка сепаратизма – лишь часть таких структур. Ведь даже «откусив» куски Империи – она не лишится своей основной силы, это понимали. Поэтому любое «свободомыслие» самих природных русских, т.е. антирусские настроения, встречают на Западе ещё более горячий приём и поддержку. Там издаются и «Колокол», и бакунинские листки, и всякие подложные пакостные «дневники Имп. Екатерины», и вообще всё, что угодно, что может хоть как-то раскачать устои России и работать против неё[3]. При этом – и это будет повторяться и весь ХХ век, и сегодня – все официальные власти тех стран будут всячески отрекаться от поддержки ими той антироссийской борьбы, изображая дело так, что они просто «не имеют права вмешиваться» в личную жизнь живущих у себя людей, в том числе и иностранцев. Но русская разведка и МИД будут докладывать императорской власти совсем противоположное…

 

2. Состояние Российской Империи к началу ХХ века

  • Последствия взрыва террористов-народовольцев в Зимнем дворце 5 февраля 1880. Погибли 11 простых солдат лейб-гвардии Финляндского полка, из крестьян, герои русско-турецкой войны, недавно освободившие болгар, ещё 56 солдат ранено и покалечено. Убийца – С. Халтурин.

Вся вторая половина XIX века в России – это постепенное заполнение немалой части общества либеральным духом, но пока ещё – только общества высшего, образованного, которое частенько ездит в Европу и всё больше смотрит туда, опьяняясь, в основном, достижениями именно научно-техническими, в чём мы тогда ещё немало отставали. Некоторым деятелям казалось, что именно социальные преобразования на европейский манер должны привести к расцвету промышленности, наук и вообще всей жизни. Таковым весь уклад жизни русского народа стал казаться отсталым, а русская власть и Церковь – главными тормозами на пути «прогресса». Появляется то, что получило верное наименование «западники». Они не были оформлены ни в какие партии (то было ещё, слава Богу, запрещено), но были довольно единого духа: духа критики всего русского, крепкого, православного. Это будет впоследствии названо «шестидесятники», по их беллетристике и по тому духу, что стал витать в этом обществе после главной реформы 1860-х гг. – отмены Крепостного права.

И вот, напитавшись западного заговорщицкого духа, впервые появляются в Империи опять же тайные общества, но уже отнюдь не просветительские, а прямо террористические: «Земля и воля», группа Нечаева и им подобные. Ими начинается – трудно вообразить! – охота за… Русским Царём! Тем самым, который только что освободил крестьян и чем дальше, тем больше проводил в жизнь либеральные реформы. Достаточно сказать, что таких, например, явлений, каковы были в Империи реформы университетские – вообще не знал мир того времени. Внутри же самих этих тайных групп царило сознание возвышенной собственной исключительности, «правого дела» и пр. и пр., что делало из их членов совершенно больных фанатиков. Но образованное общество Империи вместо того, чтобы осудить и остановить безумцев, нисколько и не скрывало своих к ним симпатий. Хуже того, оно ещё стало их моральным защитником в лице своих литературы и искусства… Всевозможные гнусности, типа «Крестный ход на Пасху», «Отказ от исповеди», «Не ждали», «Бурлаков на Волге», «Разсказа о семи повешенных» и прочая помпезная дребедень – были тогда провозглашены нашей «одухотворенной» интеллигенцией высшими образцами искусства и гражданской позиции…

Но в тот же момент и здоровые силы русского общества также отреагировали на происходящее. Появляются славянофилы, которые были, практически, предтечами того движения, о коем ниже пойдёт речь. Это были, в отличие от западников, люди ничуть не менее образованные (а как правило – куда более!), которых, тем не менее, высокое светское образование ничуть не оторвало от своих родных корней. Совсем напротив, они давали совершенно изумительные образцы русской культуры. Среди них были, например, глубокие богословы, хотя они и не кончали духовных заведений. Один из самых знаменитых из них, А.С. Хомяков, в то время сформулировал и раскрыл знаменитую формулу, которая стала, по сути, как бы сказали сегодня, государствоопределяющей: Православие, Самодержавие, Народность. В принципе, само это перечисление слагаемых появилось ещё при Императоре Николае I. Но вот именно его духовное раскрытие – принадлежит именно славянофилам. Само осмысление этой формулы было почти безгранично, его осознание, само построение Империи согласно триединства этих составляющих – шло до самой революции.

В целом же образованное общество, даже высшая аристократия, к сожалению, смотрели на Запад как на образец для подражания. Дух либерализма всё более охватывал и государственный бюрократический аппарат.

Совершенно особой темой является печать того времени. Можно не ошибаясь сказать: в первую очередь разрушительные силы прибрали тогда к рукам абсолютно бóльшую часть периодических изданий, прежде чем начать сам штурм государственного строя. Точнее сказать, даже не столько «прибрали», сколько сами, во второй половине XIX века, её систематически постепенно создавали, начиная ещё с либеральной беллетристики «шестидесятников». Уже сама концентрация российской печати по преимуществу в одних руках – еврейских – пришлась именно на начало ХХ века.

 

3. Японская война. Деньги на революцию и подрыв экономики и порядка

Революционные бесы

Внешним врагам России было совершенно ясно, что в спокойное созидательное время им на переворот разсчитывать не приходится. Такого гиганта, как Российская Империя[4], можно было начать сокрушать только одновременными ударами снаружи и изнутри.

Для этого была выбрана Япония, не так давно вставшая на новый путь развития. Её для войны с Россией очень активно вооружали САСШ и Великобритания. Германия помогает ей перестроить армию на современный лад. Японцы получили колоссальные кредиты на вооружение и самое современное оружие, в первую очередь – броненосцы[5] и артиллерию, которых у них до этого не было. В 1896 г. Россия вооружённым вмешательством практически остановила захват Японией Китая и Кореи, после чего Япония стала тихо готовиться к войне с Россией, накапливая силы.

КВЖД, построенная Россией по прямой через Манчжурию на главную русскую военную тихоокеанскую базу Порт-Артур, на начало 1904 г. могла пропустить через себя всего один состав в сутки, но строительство велось и Японии надо было торопиться. Сосредоточив против русских в 5 раз более крупные сухопутные силы и вдвое более сильный современный флот, Япония напала на Россию[6].

«Война 1904-1905 гг. стала первой войной за тысячелетнюю историю России, когда значительная часть общества[7] сочувствовала противнику» - пишет современный изследователь русско-японской войны (8, 431). Курсистки Петербургских высших женских курсов единодушно отказались от участия в молебне о даровании России победы, а часть их послали поздравительную телеграмму… Микадо (японскому императору). Так же поступила группа СПб студентов-путейцев. В Витебске (место плотного еврейского населения), в гимназии, при известии о войне – гимназисты встали и закричали: «Да здравствует Япония!» А в Баку в армянское духовенство, служившее молебен о победе России, была брошена бомба – двое убито, несколько ранено… (Там же)

Война гораздо более страшная, чем на фронте, велась за спиной русских солдат – в тылу. К началу 1904 г. японская разведка организует целую сеть подрывных и шпионских организаций, формировавшихся из враждебных России революционных элементов. В Западной Европе эту сеть возглавляет бывший военный атташе в Петербурге полковник Матоир Акаши (по другому – Мотодзиро Акаси), руководивший сетью из Стокгольма. В июле 1904 г. через террористку-убийцу Веру Засулич Акаши устанавливает контакт с Лениным и Плехановым, совместно разрабатывается план революционной работы. Япония через подставных лиц финансирует профсоюзные фонды поддержки бастующих под руководством революционеров-шпионов. Через Акаши революционеры получают 750 тыс. иен на покупку оружия, а 4 января 1905 г. на японские деньги Ленин выпускает первый номер газеты «Вперёд», призывая к свержению Царя. 40 тыс. иен Япония выделяет только на бунт на Черноморском флоте, чтобы предотвратить его передислокацию на Дальний

  • Редкая открытка времён начала русско-японской войны, демонстрирующая симпатию Европейских держав России, подвергнувшейся вероломному нападению Японии. Европейцы прекрасно знали, что натравили Японию на Россию англосаксы, Британия с САСШ. Император Николай II изображён гладиатором, победившим Японию, а патриции в виде представителей Германии, Австро-Венгрии, Франции и Италии показывают добить побеждённого.

Восток.

Встречаясь с революционерами, Акаши настаивал на создании вооружённых повстанческих отрядов численностью в 100 тыс. человек, давая понять, что Япония готова за свой счёт вооружить эти отряды. «Мы готовы, - говорил Акаши, - помогать вам материально на приобретение оружия, но самое главное, чтобы движению этому не давать остывать и вносить таким образом в русское общество элемент постоянного возбуждения и протеста против правительства»[8].

Особый упор делает Акаши на снабжение оружием националистов Закавказья, Финляндии и Польши. Крупные транспорты оружия организованы им в Тифлис, Баку и Батум.

В начале июля 1904 г. в Японию прибывает пан Юзеф Пилсудский (будущий глава Польши) с просьбой об оказании материальной помощи польским националистам. Для разведки, диверсий и распропагандирования польских солдат (среди героически оборонявших Порт-Артур воинов были и очень достойные поляки[9]) он получает от японцев 200 тыс. руб.

Г.Г. Деканозов – один из лидеров грузинской партии социалистов-федералистов – становится одним из ближайших агентов Акаши по доставке оружия на Кавказ. (8, 433)

Финский масон и уголовник Конни Циллиакус японские деньги распределяет среди лидеров революционных партий. Весной 1905 г. японская разведка передала революционным бандитам 382 тыс. франков на покупку 14 тыс. винтовок. Ещё 200 тыс. франков – эсерам, на приобретение судна с экипажем. Оружие отправлялось через Гамбург и Марсель. Из последнего – и оборудование для подпольной типографии.

Акаши подгоняет революционеров: «Работайте энергично. Найдите способ для отправки. Надо кончать в скором времени.» (май 1905 г.). Среди бумаг японского агента Циллиакуса, русская разведка обнаруживает список оружия, переданного лишь через него: 8 тыс. винтовок – финским националистам, 5 тыс. винтовок – грузинским националистам, тысяча – эсерам, 8 тыс. – другим соц. партиям, 500 карабин-маузеров – финским националистам и эсерам. Террорист Б. Савинков писал, что тому же Циллиакусу американские миллионеры выделили 1 млн. франков на антирусскую революцию, но с условием: эти деньги должны быть потрачены на оружие и быть распределены между всеми революционными партиями[10]. В Финляндии же под руководством К. Циллиакуса построили 2 подпольных завода по производству бомб, которые готовились из специальной бумаги и заполнялись динамитом. Бомбы производились тысячами![11]

Кроме японских денег[12] революционеры получают огромные деньги от антирусских организаций Европы и Америки. Иностранные масонские организации прежде всего субсидируют либералов из «Союза освобождения». Террористические организации субсидируются прежде всего организациями еврейскими. Американские миллионеры-евреи перечислили на революцию в России многие миллионы долларов, особенно знаменит этим Яков Шифф – владелец банкирского дома «Кун Лееб и Ко» в Нью-Йорке. Общая сумма иностранных денег на революционный бандитизм в России оценивается в сумму не менее 50

  • Глава японской агентуры в Европе, снабжавший оружием и деньгами террористов в России полковник Мотодзиро Акаси.

млн. долларов по курсу того времени. Сумма по тем временам колоссальная.

Уже в январе 1904 г. (т.е. до начала войны) масонский «Союз освобождения» переносит свою деятельность из Швейцарии в Петербург. А в сентябре – октябре 1904 на японские деньги собирается в Париже совещание всех «оппозиционных и революционных партий» России. Это был очень важный момент для организации всей антирусской революционной бесовщины, т.к. на нём побратались доселе разделённые друг от друга 3 главные антирусские силы: масонско-либеральная, социалистическая и националистическая.

Именно на этом сборище и было вынесено «общее» решение (резолюция) об «уничтожении Самодержавия» и об открытии самого широкого террора против русской власти. Также его участники признали «полезность для дела освобождения России» её поражение в войне с Японией, и постановили всячески этому способствовать.

Соответственно этой задаче была сориентирована и вся либеральная печать. В стране происходило нечто чудовищное – значительная часть русского образованного общества и правящего класса хотела поражения России в войне с Японией. Дворянство и интеллигенция с патологическим сладострастием ожидали падения Порт-Артура и других русских крепостей. «Общей тайной молитвой, - писал немецкий журналист Г. Ганц, живший в Петербурге во время войны, - не только либералов, но и многих умеренных консерваторов в то время было: «Боже, помоги нам быть разбитыми»»[13].

Впрочем, не только интеллигенция, но и видные политики высказывались, например, так: «Я боюсь быстрых и блестящих русских успехов; они бы сделали руководящие Санкт-Петербургские круги слишком заносчивыми… России следует испытать ещё несколько военных неудач.» (С.Ю. Витте. июль 1904 г.).

Ему делами вторит министр Внутренних Дел Святополк-Мирский, который в этих условиях ослабляет цензуру, разрешает съезды масонских земских деятелей и даже амнистирует государственных преступников. Провозгласив в ноябре-декабре 1904 г. «эпоху доверия» (имеется в виду – доверие со стороны власти ко всем масонским и либеральным силам) – он полностью теряет контроль над положением в стране и антирусскими силами. Такая политика министра Мирского полностью парализовала работу самого министерства Внутренних Дел. Многие чины занимают выжидательную позицию или ничего не делают, более твёрдые – уходят в отставку. В конце 1904 г. подаёт в отставку дядя Царя московский генерал-губернатор Вел. Кн. Сергей Александрович – через месяц он будет убит бомбой эсеров. В эти же дни покинул Москву градоначальник Д.Ф. Трепов. В момент готовящегося бунта Москва оказалась практически без власти, самым высоким должностным лицом остался в городе помощник полицмейстера генерал М. Руднев.

Во многих других местах этот паралич власти привёл к тому, что когда все эти революционные бандиты согласованно выступили по всей стране, многие из тех, на ком лежала ответственность перед Царём и народом за порядок в стране, струсили и бежали от мятежников. Но, увы, находились во власти и такие, кто сам протягивал революционерам руку дружбы и вышагивал с красным бантом.

В тот период (декабрь 1904 - январь 1905) вся революционная шайка сосредоточила своё внимание на Петербурге: там находились важные военные заводы и верфи, поэтому именно здесь забастовка была более всего необходима (для японских заказчиков, разумеется), а лучше всего, если её удастся раздуть во всероссийскую. Для этого эсеры и большевики использовали легальную рабочую фабричную организацию свящ. Георгия Гапона, несчастного и тщеславного человека, который возомнил себя новым вождём народа, хотя в собственной организации давно уже был водим её подлинными хозяевами – эсерами, и непосредственно масоном и убийцей Пинхусом Рутенбергом (который год спустя и убил Гапона, к тому времени ставшего не нужным). Если к 4-му января 1905 г. бастовало 15 тыс. рабочих Петербурга, то к 8-му января – уже 111 тыс., была парализована работа значительной части оборонных предприятий, что с радостью отмечалось японской разведкой[14].

Самое показательное в истории «кровавого воскресения» то, что рабочие были обмануты революционерами, да ещё и не раз: во-первых, вместо той петиции с экономическими требованиями, за которую голосовали рабочие, революционеры подсунули совсем иную, с требованиями политическими (требования общегосударственных реформ и изменения государственного строя); во-вторых, они убедили рабочих в том, что, дескать, Царь сам зовёт их на борьбу со своими же чиновниками; и, наконец, в третьих – никакого мирного шествия революционеры и не готовили: все десять колонн рабочих, стекавшихся в центр столицы, велись террористами, заранее имевшими с собою приготовленное оружие. Из толпы рабочих с иконами – и началась от них стрельба по войскам… Дальнейшее известно.

Очень важно то, что рабочие вовсе не желали поднимать никакого бунта, тем более – против Государя. Сам Государь очень точно понял происшедшее, когда 19 января так обратился к рабочим:

«Прискорбные события, с печальными, но неизбежными последствиями смуты, произошли оттого, что вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей страны.

Приглашая вас идти подавать Мне прошение о нуждах ваших, они поднимали вас на бунт против Меня и Моего правительства, насильно отрывая вас от честного труда…»

Но врагам России и не нужно было никакой правды, и уж тем более на рабочих им было вовсе наплевать. Им был важен именно повод[15], и теперь они им воспользовались для начала безпорядков в Империи. Начинается тотальный террор по всей стране…

4. Этапы развития смуты

а) до Манифеста 17 Октября

Всего в годы смуты против Империи выступала целая армия негодяев, «одному суду за участие в революции было подвергнуто 23 тыс. человек»[16]. Однако абсолютное большинство избежали справедливого возмездия. Всего же, по современным оценкам, число мятежников (включая Польшу и Финляндию) составляло не менее 100 тыс. человек. Более половины из них были чистой воды

Из письма Императору Анатолия Алексеевича Клопова, экономиста и «частного» советника Государя до 1917 г.

уголовники[17].

Начался период, который в истории России был ранее просто невообразим: ежедневно (1905-1907) в среднем от рук террористов по Империи гибнут 12-18 человек. Причём это именно лучшие русские люди: верные Царю чиновники, военные, полицейские, патриотически настроенные купцы и крестьяне, священники. А более всего – простые люди, которые случайно оказывались на местах взрывов бомб и безконечных «эксов» (так назывались бандитами их грабежи, совершаемые ими во имя революции и «светлого будущего»).

Причём не следует считать, что это было возстание русского народа. «Даже в самый пик революционной агитации – в дни всеобщей забастовки – он составлял, по нашим подсчётам, не более 2 процентов Русского народа. Зато более чем наполовину были революционизированы евреи, поляки, финны… В те дни любой революционер – еврей или поляк – выступал от имени всего Русского народа, который его на это представительство не уполномочивал»[18].

Самое же прискорбное, что российский правящий класс в то время не сумел дать из своей среды достаточно смелых, преданных и решительных людей для подавления крамолы. В нём возобладали западнические и либеральные тенденции, а посему – и желание к поискам соглашения с революционными бесами, которых изо всех сил поддерживал Запад. Например, С.Ю. Витте, которого левая пресса после подписания Портсмутского мира с Японией изображала (и – совершенно лживо!) едва ли не спасителем Отечества, в то время изрекал: «ход исторического прогресса неудержим, идея гражданской свободы восторжествует, если не путём реформ, то путём революции». Это и есть программа, которой следовало масонское подполье.

Именно Витте и был фактическим автором знаменитого Манифеста 17 октября 1905 г. (его программа излагалась им в его записке Царю), принятию которого предшествовал, помимо общегосударственного террора, длительный шантаж самого Государя даже Его ближайшим окружением. Так, Вел. Кн. Николай Николаевич, дядя Царя, которого Государь хотел назначить диктатором для подавления смуты, «выхватил револьвер и закричал: «Если Государь не примет программы Витте и захочет назначить меня диктатором, я застрелюсь у него на глазах из этого самого револьвера».»[19]

13 октября Витте был назначен председателем Совета Министров, а 17 октября был принят Манифест ограничивающий власть Царя и ставивший государственную администрацию под контроль Государственной Думы, получившую законодательный, а не совещательный характер.

б) Усиление бунтов после Манифеста 17 октября.

Илья Репин. «18 октября 1905 года» Одно из наиболее красноречивых полотен того времени, показывающих «освободительный» психоз разночинной публики.

Собственно, события за ним последовавшие и показали с полной ясностью, чего именно хотят враги Империи: реформ на благо народа или сокрушения всей государственной власти в России? Государь пошел на уговоры окружения и принял сей Манифест, ибо его уверяли, что после этого все сословия успокоятся и соединятся на труд во благо России.

Случилось ровно противоположное. Объединенное подполье отнеслось к случившемуся как к отступлению, если не к капитуляции Самодержавия пред своим врагом, и только с большей яростью кинулось на штурм русской власти.

Собственно говоря, только с этого времени – октября 1905 г. – и возникает явление, вынесенная в заглавие: «черной сотни». Как таковой, такой организации вообще никогда не было. А были различные общества или союзы, которые врагами России, либералами и революционерами-террористами всех мастей, обзывались общим наименованием черносотенные. Но прежде, чем описывать то, как они стали возникать, совершенно необходимо показать, что начали творить революционные бесы в Российской Империи после Манифеста 17 октября. Ибо важно увидеть, что то стихийное движение Русского народа, получившее от врагов это уничижительное наименование, стало возникать исключительно как реакция на революционный террор, оскорбления Православной Церкви и Царя-батюшки. Итак, посмотрим что начало твориться в разных частях Империи в тот момент.

Манифест 17 октября дал не только свободу слова (т.е. устной и печатной пропаганды против власти) и свободу создавать политические партии, но и прямую свободу очень многим преступникам – очередную амнистию. В результате на свободу вышли тысячи закоренелых преступников, которые немедленно активно включились в террористическую борьбу. И вот результаты.

Кронштадт. 26 октября начались крупные безпорядки в Кронштадте среди военных моряков. Разгром винных лавок и спьяну зверские убийства. 28 октября – подавлен.

Севастополь. В середине ноября – опять возстание моряков и Брестского полка. Захватив всего один крейсер «Очаков» они посылают Царю телеграмму, что Черноморский флот не подчиняется правительству (!). Во главе – психически нездоровый и болезненно тщеславный отставной лейтенант Шмидт (одно только его пафосное объявление «Командую флотом!» чего стоит). Как и всегда в таких случаях, при первых выстрелах верных законной власти кораблей – «Очаков» выкидывает белый флаг.

Новороссийск. Опираясь на узкий слой преимущественно еврейского населения революционеры заявили о создании «Новороссийской республики», губернатор и законные власти струсили и бежали. Во главе бандитской «республики» объявлен «Совет рабочих депутатов», состоявший из евреев и иных нерусских национальностей. Всех собственников обложили налогами якобы в пользу неимущих классов, но как выяснилось на суде – деньги шли в карманы членов «Совета». Для вооружения боевиков у всех жителей города и окрестностей отобрали оружие. Отряд этих революционеров боевиков стал орудием террора на всех жителей, бандиты запретили все партии, кроме революционных, даже поддерживавшую их ранее местную либеральную газетку. Когда в конце декабря в город вошли правительственные войска всё руководство «республики» без всякого боя смело бросилось наутек.

Последствия мятежа в Москве. Декабрь 1905 г. Большая Пресненская улица. Дома, сгоревшие против Зоологического сада.

Красноярск. Здесь по инициативе эсдеков объявляется «Красноярская республика». Солдаты железнодорожного батальона шатались по городу с оружием, красными флагами и песнями, собирая людей на митинг. На митинге выступали эсдеки и эсеры, и потребовали созыва Учредительного собрания и освобождения заключенных из тюрем, а председатель собрания объявил, что теперь солдаты будут подчиняться новому правительству (?). Местечковый комитет РСДРП объявил о своей власти в городе, но узнав о приближении правительственных войск, комитет, естественно, тут же бежал, украв в придачу городскую казну.

Ростов-на-Дону. Очередная попытка установить «республику» кончилась кровопролитием: летучие отряды террористов, организовав безпорядки, подставили простых жителей под пули солдат и бежали. Некто Пергамент, провозгласив «Придунайско-Черноморскую республику» – тут же бежал, оставив своих соратников отвечать за содеянное.

Александров. Благодаря протесту рабочих и (на этот раз) энергичным действиям властей «Александровскую демократическую республику» бандитам установить не удалось. У их главаря С.М. Баранова обнаружена программа будущего «правительства», состоявшая из захвата воинского склада, разоружения верных Царю частей, захвата или убийства представителей местной администрации, а также списки местных граждан, которых следовало ликвидировать.

Харьков. После провала возстания в самом Харькове, местные революционеры нашли 2 новых места. Одно – станция «Новая Бавария», где было 3 завода. Здесь роль диктатора играл некто «Владимир», еврей, бывший присяжный поверенный. Ему подчинялись члены местных революционных партий. Одним из последних стал его «циркуляр» о придании смертной казни большинства администрации станции Новобавария.

Второе место – станция Люботин, где учреждаются «Люботинская республика» и «временное правительство», её генерал-губернатором объявил себя некий студент-технолог, взявший себе в адъютанты гимназиста 6-го класса. После ареста студента во главе нового многообещающего государственного образования стал некто Финкельштейн, сразу же приказавший казнить местного пристава и помощника начальника станции…

Уфа. Здесь пример того, как после опубликования Манифеста власть настолько растерялась, что сама отдала всё бандитам. Губернатор Б.П. Цехановский распорядился, чтобы с 18 по 21 октября патрули и полицейские были сняты, чтобы не мешали праздновать торжество революции. В оружейных магазинах была разрешена продажа оружия и патронов революционерам, а затем бандитами была создана в городе революционная милиция под руководством еврея Н.И. Тихановского, ставшего самым влиятельным в городе человеком. Губернатор сам шествовал под красным флагом, и поздравлял мятежников с ограничением Самодержавия и конституцией (хотя таковой и не было). Кончилось здесь всё, впрочем, по иному сценарию: жители заклеймили изменника-губернатора позором, а революционное хулиганьё

Москва. Декабрь 1905 г. Один из корпусов Прохоровской мануфактуры

разогнали даже без помощи полиции.

Но далеко не везде всё кончалось так благополучно. В Чите провозглашена «Красная республика», дошло до того, что местный губернатор называл революционеров «партией порядка». А самый крупный мятеж произошел в Москве.

В ночь на 9 декабря 1905 г. в Москве в саду «Аквариум» собралось на митинг более 10 тыс. боевиков, на котором его руководители призвали к аресту губернатора и захвату власти. Митинг окружила полиция, попытавшаяся разоружать боевиков. Большая часть из них сумела бежать, на утро в саду лежали сотни револьверов и кинжалов, брошенных в страхе боевиками. «Исполком рабочих депутатов» после этого назначил на 6 часов вечера 10 декабря вооруженное возстание. С той ночи начался террор горожан: боевики, вооруженные иностранным оружием, ходили по городу, и убивали не только полицейских и офицеров, но и всех несогласных молчать при виде их разбоев. Так, под угрозой оружия, они выводили жителей из домов и заставляли их делать баррикады, ломать заборы, разбирать брусчатку, вытаскивать мебель из квартир. Они даже сгоняли население переворачивать трамвайные вагоны. Начался грабеж ими магазинов и пальба в воздух: этим они хотели показать, что их очень много… Но в полицейских и солдат они стреляли только из-за угла, иногда из окон жилых домов, надеясь, что солдаты, чтобы не попасть в мирных жителей, стрелять не будут, а иногда использовали в качестве живого щита женщин и детей. В результате такого террора уже на 13 декабря в Москве было убито 80 человек и 320 ранено. Большая часть – мирные жители[20]. К 15 декабря количество убитых и раненых достигло 1000, простой народ повалил из Москвы толпами – «крестьяне, рабочие и извозчики разъезжались по деревням».[21]

В этот день полиция схватила 10 бомбистов, с бомбами и документами, из которых следовало, что в возстании замешаны крупные либералы и предприниматели, как например Шмидт и Морозов. Либеральные газеты («Русские ведомости», например) объявили о сборе средств в пользу «борцов за свободу».

Выяснилось, что помимо японцев в поставках оружия мятежникам замешаны и иные иностранцы, напр. – немцы: у ст. Перово войска задержали 2 вагона – 3000 винтовок, а в лесу близ Кускова – нашли несколько ящиков германских винтовок Маузера и винчестеры.

Но «иностранные инвестиции» оружием не спасли бандитов. Уже к 20 декабря мизерное количество войск возстановило порядок в Москве. Жители, измученные бандитами, неизменно сочувствовали войскам…

После провала реального захвата власти начался совершенно необузданный террор против полиции и военных. Причем бандитов не интересовал род войск – убивали просто за форму.

Москва. Декабрь 1905 г. Большая Пресненская улица.

Полковника-артиллериста М.Т. Белавинцева убили у дома 2-мя выстрелами в затылок.[22]

Полковника Н.И. Кравченко убили в спину из тёмного сада.[23]

Двинского полицмейстера И.В. Васютовича убили, когда он проходил мимо синагоги: толпа молодых евреев в 10-15 человек разступилась, пропуская его, а когда он прошел сквозь них – убили сзади 4-мя выстрелами[24].

Красноярского полицмейстера О.Ю. Дитмара – убили на глазах жены и дочери разстреляв в упор[25].

В Витебске 17 октября группы вооруженных евреев заставили торговцев закрыть магазины. Полиция их разогнала, 2 – арестовала. Еврейская молодежь с криком бросилась за арестованными и убила городового Яковлева[26]

Ректора Пензенской Дух. семинарии архимандрита Николая (Орлова) убили 3-мя выстрелами в спину.[27]

Георгиевского кавалера помощника пристава А.П. Емельянова убили, бросив вслед бомбу, ранив ещё многих[28]… Перечисление можно продолжать и продолжать.

Примечательно, что чтобы убить хотя бы одного представителя власти – рев. бандиты ходили целой шайкой. На урядника И.М. Савицкого (Венденский уезд) напали 25 политических убийц. Стреляли со всех сторон и добивали в голову[29]. Двух полицейских из Мстиславского уезда революционеры, опрокинув, избивали ногами до тех пор, пока не превратили в два безформенных трупа.[30] На двух безоружных полицейских, ехавших просто на сенокос, напали 8 анархистов – один успел бежать, во второго, уже лежащего, добивая, всадили 11 пуль[31]… И т.д. до безконечности.

Очень важно то, что вовсе не одни власти оказались у революционных бесов во врагах. Они убивали и массу самых простых людей, кто просто поддерживал Русскую власть и мог быть серьезным авторитетом для односельчан или среди рабочих. Крестьянин А.Л. Павлов (Кирсановский уезд, с. Павловка), монархист – убит во дворе своего дома, ограблена лавка.[32] Сельский староста С.В. Григорьев (Козловский уезд) – подкараулен в поле и убит 4-мя выстрелами в упор[33]. Старик-крестьянин И.А. Бирюков, уважаемый участник турецкой войны, осудивший революционеров – убит в спину через открытое окно на глазах всей семьи (Кирсановский уезд).[34] Староста волостной старшина Е.И. Винокуров, избиравшийся крестьянами на общественные должности 17 лет, – убит 3-мя эсерами в волостном правлении, которые после убийства ещё пытались ограбить кассу (Брянский уезд, с. Рекович)[35]

Не забывали изверги и о священстве. В Ялте в 1905 г., за обличение мятежей, заколот кинжалами в своём доме на глазах жены и трёх малолетних сыновей о. Владимир Троепольский. В селе Городищи Царицынской губ. 30 ноября 1906 г. была убита вся семья о. Константина Хитрова: он сам, его матушка и 2 маленьких сыновей – все найдены с проломленными черепами. В 1910 г. в Тифлисе убит Экзарх Грузии архиепископ Никон[36]… И этому скорбному перечню не хватит ни места, ни бумаги.

 

5. Реакция Русского народа на разгул крамолы

Но, «сколько веревочка не вейся…» – говорит русская пословица…

«Поднимая антирусское восстание, преступное сообщество либерально-масонского подполья и революционных партий полагало, что в борьбе против правительства оно будет обладать моральным и численным превосходством. В свой актив преступное сообщество включало всю интеллигенцию, лишенную национального сознания (а она составляла большинство), земское и городское самоуправление, всю печать, организации врачей, юристов, еврейское, польское и финское население. Но, подсчитав всё, оно не учло главного – самого Русского народа. Ибо для врагов Престола он представлялся чем-то пассивным, зависимым только от того, какое начальство над ним поставлено. Русское государство в глазах преступного сообщества отождествлялось с государственным аппаратом. Враги Русской власти не понимали, что корни её уходят в народную массу. Как справедливо отмечал И. Солоневич, царская власть в России была функцией политического сознания народа и народ устанавливал и восстанавливал эту власть совершенно сознательно, как совершенно сознательно ликвидировал попытки её ограничения[37].» (3, стр.223) (Выделено нами – А.М.)

Можно прямо сказать, что тогда на защиту Родины и Престола – встали самые лучшие люди своего времени.

«Русский народ свято верит в Бога, его земная путеводная звезда – Русский Царь, он глубоко любит своё отечество. Не касайтесь его святынь и уважайте его народное чувство. Не говорите, что Русский народ – раб. Это великий и любящий народ. Вы не понимаете его веры, вы не понимаете его любви, как он не понимает вас. Но вы заставили его понять, что значит революционное насилие, вы заставили его понять, что вы предаете поруганию его святейшие верования…»[38]

Одним из наиболее в тот период ненавидимых либералами и горячо любимых самим Русским народом был протоиерей и великий чудотворец Св. Иоанн Кронштадтский. Мало можно найти таких мужественных обличителей зла в то время, каким был этот 75-летний старец.

«А вы, друзья, - обращался ко всероссийской пастве о. Иоанн, - крепко стойте за Царя, чтите, любите его, любите Святую Церковь и Отечество и помните, что Самодержавие – единственное условие благоденствия России, не будет Самодержавия – не будет России; заберут власть евреи, которые сильно ненавидят нас». Он постоянно предупреждал, что если не будет монархии – не будет и России, что при конституции она вся распадётся по частям. Так же предупреждали и Святые Оптинские старцы.

В том же духе призывал паству и будущий патриарх Тихон, и знаменитый Волынский еп. Антоний (Храповицкий), и масса иных верных Богу и Церкви пастырей, большая часть коих за веру свою впоследствии заплатила кровью…

*   *   *

Заявление Св. Иоанна Кронштадтского о вступлении в Союз Русского Народа

И русские люди услышали. Русское охранительное движение претерпело все формы – от совершенно стихийных взрывов возмущения до хорошо отлаженной работы в рамках своих партий и организаций. Можно сказать – на организацию зла ответом была организация защиты от него, достигнув своего пика в 1906-07 гг., «превратившись тогда в самую настоящую Отечественную войну русских людей против врагов исторической России» (3, 228).

Первые стихийные случаи патриотического подъема отмечены еще летом 1905 г. Тогда в Н.-Новгороде портовые рабочие собрались и разогнали рев.-демонстрацию под красными флагами[39]. В Москве же простой народ учил смутьянов уважению к Царю просто – пинками заставляли снимать их шапки, при выносе портретов Царя.

После амнистии 17 октября, проведенной по настоянию Витте, возмущённые люди стихийно собирались у тюрем, протестуя против освобождения бандитов. Так, освобождённые выходили из тюрем с большой осторожностью, а иные и вовсе просили их ещё подержать в тюрьме, т.к. боялись самосуда толпы. На Кубани, в Армавире, русские люди, измученные бандитами-революционерами, начали самостоятельно разделываться с их главарями[40]. Выше были перечислены проплаченные из-за границы мятежи после Манифеста 17 октября. Теперь также посмотрим: как защищал свою жизнь Русский народ?

Архангельск. Несколько тысяч рабочих с портретами Царя и иконами прошли по городу, где столкнулись с демонстрацией революционеров. Рабочие крепко поколотили демократов, а над их зачинщиками, в частности неким Гольдштейном, призывавшим к свержению Царя, расправились самосудом. «Много раненых политиков, мореходных техников, гимназистов… некоего поймали, заставили встать на колени перед портретом Царя, поцеловать его и пропеть «Боже, Царя храни». Побито много евреев.»[41]

Ярославль. Патриотическая манифестация столкнулась с революционной. Рев. боевики стали стрелять в безоружных, ранив 4-х русских людей. Ударили в набат, на который сбежалось большое количество горожан с камнями и кольями. К вечеру все революционеры и их приспешники попрятались, город патрулировали группы патриотов, «занимавшиеся серьезной воспитательной работой с интеллигенцией и евреями».

Владимир. Демократический митинг 18 октября разогнали патриоты, возмутившиеся выпадами против Царя. Патриоты манифестацией прошли по городу, расправляясь с теми, кого считала врагами Царя. Разбившись на группы, патриоты стали по отдельности разбираться с зачинщиками. Была разгромлена квартира, снятая революционерами для своих собраний, и публичные дома, содержавшиеся родными и близкими революционеров и евреев.

Тверь. Революционеры засели в здании городской управы. Русские патриоты закидали управу камнями, выбили окна и двери, ворвались в нижний этаж, на верхнем забаррикадировались и отстреливались революционеры. Народ поджёг здание управы со всех сторон. Когда революционеры стали выбегать из горящего здания, их встречали русские люди с поленьями и крепко колотили. После этого революция здесь ушла в подполье.

Сызрань. 19 октября толпа в 200-300 революционеров, в т.ч. вооруженных, пыталась захватить власть в городе. Она пошла по городу насильно закрывать предприятия, магазины, лавки, почту и телеграф, угрожая оружием. К вечеру жизнь в городе была парализована, нельзя купить съестного, даже извозчики боялись ездить. Власть струсила и бездействовала. Но порядок в городе возстановили сами горожане. На следующее утро, когда эта толпа пошла по городу вторым кругом, жители, собравшиеся в несколько групп, палками и камнями их разогнали. Горожане бежали за смутьянами вдогонку, сбивали с ног, колотили кольями, некоторых революционных заводил просто изуродовали. До утра горожане возстанавливали порядок в городе, обыскивая каждого проходившего интеллигента и еврея.

Монархисты в Киеве

Саратов. 18-19 октября. Революционный митинг на Театральной площади – призывы к немедленному свержению Царя, оскорбление святынь, глумление над Церковью. На Верхнем базаре стал собираться русский народ, несколько тысяч человек двинулись к митингу, не сближаясь, а только выражая протест. Но при этом революционные боевики стали палить по пришедшим из револьверов, убив несколько человек. Народ отхлынул, но затем, схватив камни и дубины кинулся на врагов Отечества. Революционеры опять стреляли по безоружным, но т.к. народа было больше – негодяи бежали, многие бросали револьверы, чтобы не попасться с оружием в руках, т.к. к месту безпорядков подходили войска.

Патриоты осадили редакцию газеты «Приволжский край», бывшей одним из штабов революции и стали забрасывать её камнями. Агитаторы бежали задним ходом, от полной расправы их спас отряд казаков, присланных губернатором Столыпиным. Но возмущение русских не утихало ещё 2 дня. Они отлавливали интеллигентов и евреев и обыскивали, и если находили оружие – сильно избивали, отпуская уже безоружными. Разгромлен целый ряд лавок, преимущественно еврейских, и домов, где жили революционеры.

На следующий день отряд боевиков напал на патриотическую демонстрацию и бомбами и револьверами убили и ранили около 30 человек. Такое злодейство ещё больше взбудоражило город, участились случаи самосуда. Некоторых революционеров, захваченных с оружием в руках, толпа казнила на месте. Евреи и революционеры в панике стали бежать из города.

Порядок в городе был возстановлен только решительными действиями губернатора[42]. Два дня Столыпин разъезжал по городу с большим конвоем казаков, обращаясь к возбужденным людям с речами, требуя успокоиться и разойтись[43].

Казань. Город после объявления Манифеста был захвачен революционными отрядами, губернатор стал игрушкой в их руках, в городской Думе, ставшей их центром, выдавалось оружие. Но 21 октября тысячи жителей с флагами, портретами Царя и иконами, стали стекаться в центр, к Думе и разогнали охранные отряды революционеров. Тогда революционеры, укрывшиеся в Думе, стали стрелять по толпе. Вооруженные жители, поддержанные солдатами, кинулись в здание, бандиты – отстреливались. Солдаты и жители совместно подавили бунт, заставили врагов

сдать оружие, а некоторых зачинщиков забили до смерти.

Стародуб. (Черниговская губерния) Местный революционный вооруженный отряд, преимущественно из евреев, стал терроризировать жителей. Дошло до того, что безоружные жители кинулись вон из города, а возле застав стояли городовые, умоляя жителей вернуться и «не дать городу погибнуть от жидов». Ударили в набат. Крестьяне и жители стали толпами возвращаться обратно, вооружившись кольями, топорами, ломами, железными палками, заставив евреев бежать из города.

Ростов-на-Дону. Сразу после объявления Манифеста революционеры, в основном – евреи, вооружившись, пытались захватить власть в городе. Ими была разстреляна патриотическая манифестация. Тогда русские вооружившись ломами, топорами, палками и прутьями возстали против этих бесов, избив многих из местной революционной интеллигенции, заставив их даже бежать из города. А из убийц не осталось в живых ни одного революционера.

Томск. 21 октября здесь проходила мирная патриотическая манифестация, на Соборной площади её ждали боевики, встретившие её градом выстрелов. Вначале толпа дрогнула, но потом кинулась на стрелявших, которые, отступая, забаррикадировались в театре и уже из его окон стреляли по участникам шествия. Тогда толпа с криками «Навсегда истребим крамолу!» подожгла здание. В городе не осталось ни одного политического бандита…

Симферополь. Здесь около 300 вооруженных револьверами политических бандитов подкараулили патриотическую манифестацию с Царскими портретами и из-за деревьев начали стрелять в безоружную толпу, первым же залпом ранив 7 и убив 2 человек. И тут случилось дело невиданное. Безоружные патриоты не только не испугались, но напротив – стали вырывать из земли колья, ломать заборы, поднимать с земли камни и – единодушно немедленно устремились на бандитов. Те, никак такого поворота не ожидавшие, перепугались, и – началось их избиение. В несколько минут было убито 47 бандитов, остальные же в паническом страхе разбегались кто куда, стреляя куда попало.

Левая печать взвыла, представляя всё это еврейским погромом, ибо убитые бандиты оказались евреями. В прессе всё было так переврано, давление на местную власть так велико, что все 35 бандитов, схваченных с оружием в руках, были ею отпущены. Взрыв народного возмущения после этого был такой, что начались погромы лавок. Кончилось это судом, но судили не бандитов, а нескольких человек, случайно взятых при разгроме еврейских лавок и полицейских, участвовавших в отпоре бандитам, последние же остались без наказания[44].

Киев. 18 октября боевики организовали налет на городскую Думу, где был устроен полный погром, и уничтожены царские символы и портреты. Заправляли Шлихтер и Ратнер. В Думе начинают создаваться

бандгруппы по борьбе с Самодержавием, раздаётся оружие, собираются на него деньги. Прямо из Думы стреляли в солдат.

В ответ стихийно началась колоссальная патриотическая манифестация, к которой присоединялись крестные ходы. В это мирное шествие боевики стреляли из-за угла. В ответ солдаты, охранявшие город, стали стрелять по домам, откуда стреляли по народу. К вечеру атаки боевиков усилились. В ответ «на евреев обрушилась месть за оскорбление народных чувств революционерами»[45]. В еврейских частях города все еврейские магазины были разгромлены. Но при этом: всего в Киеве с 18 по 21 октября 1905 было убито 47 человек, евреев из них было 25 %, раненых – 205 человек, из них евреев – 35 %, но это в антирусской печати неизменно называется «еврейским погромом». В Гомеле было убито 4 русских и 2 еврея – и это тоже считается «еврейским погромом» (2, 23)…

Нежин. Здесь толпа студентов, гимназистов, главным образом евреев, отправилась по городу закрывать административные, учебные и торговые заведения, при этом все Царские портреты уничтожались в клочья. Тогда 21 октября, после молебна, 3-х тысячный крестный ход крестьян пришел к Филологическому институту, где был штаб смуты, и начал перетрусивших студентов и евреев вновь приводить к присяге, под грозным оком крестьянства… Раздалась команда: «Бунтовщики, на колени!» Без малейшего колебания все студенты и евреи опустились на колени прямо в грязь. Для присяги евреев был вытребован раввин, и принесен особый еврейский балдахин[46]

Одесса. Революционеры образовали «Временное правительство». Из-за преступной халатности властей город оказался в руках бандитов. На улицах – революционная милиция, на окраинах – еврейские заставы. Убивали городовых.

Тогда безоружные жители с иконами, флагами и портретами Государя – пошли через весь город, сквозь вооруженных мятежников. Те, решив показать им свою власть, решили их разогнать и уничтожить. В процессию стали стрелять, два человека, несшие портрет Царя – убиты наповал, затем в крестный ход полетели бомбы…

И тут – русские возстали!.. Началась безпощадная война безоружных христиан «с поголовно почти вооруженными евреями и революционерами». Народный подъём привел преступников в ужас. Они разбежались, попрятались по щелям, и теперь стали стрелять в спину из-за угла. К вечеру больницы приняли до 200 раненных русских и всего 70 евреев. Таков оказался итог противоборства безоружных и вооруженных[47]

Такие же столкновения произошли в Полтаве и Шуе, Костроме, Белостоке и т.д. Но, пожалуй, примеров уже более чем достаточно.

 

6. Превращение русского сопротивления в массовую политическую партию

Важно то, что в тот момент всё это русское сопротивление не только не имело никакой организации. Оно находилось не только под непрерывными проклятиями прессы, а, что тяжелее, к этому добавлялось ещё молчаливое сопротивление народной реакции большинства местных, зараженных симпатией к либералам, властей. Ибо власти (как и ныне), весьма боялись подвергнуться от продажной прессы

Выступление Императора Николая II перед депутатами Государственной Думы, 1906 год

критике…

При работе с историческими материалами совершенно необходимо учитывать, что все случаи народного протеста против революционных выходок бандитов леволиберальная печать изображала как погромы, хулиганство черни или «полицейские провокации». Эта интеллигентщина, одобрявшая и откровенно радовавшаяся тогда, когда левые убивали русских людей, теперь истерически завопила, когда уже простые русские люди начали сами, раз бездействуют власти, защищать от бандитов и свои жизни, и свои святыни. Народу было отказано даже в самом элементарном праве на самооборону. Били террористов не как евреев, а именно как разрушителей Русского государства – и это уже их беда, что едва не на половину их ряды состояли из евреев. Руками народа были справедливо казнены убийцы и самые лютые злодеи, устремившиеся на разрушение всех святынь и самой России. «Всего в результате Отечественной войны Русского народа против бесовщины численность революционных террористов и агитаторов снизилась примерно на 4 тыс. человек, а около 20 тыс. в панике бежало за границу.» (3, 237)

«Результат случился понятный и обыкновенный… Народ возмутился наглостью и дерзостью революционеров и социалистов, а так как 9/10 из них жиды, то вся злость обрушилась на тех – отсюда еврейские погромы. Поразительно, с каким единодушием и сразу это случилось во всех городах России и Сибири. В Англии, конечно, пишут, что эти безпорядки были организованы полицией, как всегда – старая знакомая басня! Но не одним жидам пришлось плохо, досталось и русским агитаторам: инженерам, адвокатам и всяким другим скверным людям. Случаи в Томске, Симферополе, Твери и Одессе ясно показали, до чего может дойти разсвирепевшая толпа, когда она окружала дома, в которых заперлись революционеры, и поджигала их, убивая всякого, кто выходил…[48]» - писал Св. Царь Николай II своей матери 27 октября 1905 г.

Из сказанного можно сделать и ещё один важный вывод, не столь актуальный ныне, сколько историко-литературный. Когда в либеральной, коммунистической и прозападной печати о событиях того времени употребляется термин «погром» – всегда имеется в виду на самом деле только одно: стихийное сопротивление русских людей любых сословий и состояний бандитским «революционным» вылазкам. Т.о. «черносотенным» – оказывается весь народ, не принявший мятежа и оставшийся стоять в Православной вере и верности Царю, даже те из народа, которые просто словами осудили революционный бунт[49].

Именно в этот период стихийного подъема русских людей против крамолы и начинаются первые попытки создать общества или союзы патриотов, которые бы как-то организовали народ в нечто единое целое. Причем власти, совершенно растерявшиеся, не принимали в этом ни малейшего участия, скорее даже напротив – отнеслись к этому процессу с недоверием. Хотя и их понять можно: ведь это было время, когда, что ни день, – возникает очередная партия или «Союз», заявляющая о своем стремлении к «общественному благу», и – немедленно начинающая подрывную работу...

Начало появления русских организаций. Союз Русского народа.

В конце октября 1905 г. в СПб стихийно собирается группа патриотов единомышленников, которые обсуждают происходящее в стране положение и решают создать патриотический союз. Уже в ноябре 1905 г. они собираются на организационное собрание и принимают решение о создании «Союза Русского Народа». Тогда вырабатывается в общих чертах и его устав (официальный статус он получил только 7

Члены одного из местных отделов Союза Русского Народа на крестном ходе.

августа 1906 г.). Его Главный Совет возглавил статский советник доктор медицины А.И. Дубровин. Учредителями Союза было 47 человек, в основном купцы и крестьяне.

Подобное объединение было тогда столь нужно русскому обществу, что на его создание была немедленная всероссийская реакция. Прежде всего, прекрасно понимая – в чьих руках в стране находится пресса – они принимают решение об издании своих собственных газет и журналов, чтобы донести до народа правду о происходящем. Уже в 1906 г. в стране выходило около 90 патриотических газет и журналов. О целях своей деятельности в Уставе было записано, что более всего она просветительская, Союз призван «развивать национальное русское самосознание и объединять русских людей всех сословий на благо России» («Устав общества», 1,1) (1, 411). Союз принял решение о участии в Думе, но только как в совещательном органе. Союз категорически был против какого бы то ни было ограничения Самодержавия, а считал, что Дума должна помогать Царю править и правдиво осведомлять власть о действительных нуждах народа, а потому – должна быть национально русской[50]. Замечательно то, что первым незамедлительно откликнулся на создание Союза Св. Царь Мученик Николай II:

«Объединяйтесь, русские люди. Я рассчитываю на вас. Я верю, что с вашей помощью Мне и Русскому народу удастся победить врагов России. Возложенное на Меня в Кремле Московском бремя власти Я буду нести Сам и уверен, что Русский народ поможет Мне. Во власти Я отдам отчёт перед Богом. Поблагодарите всех русских людей, примкнувших к «Союзу Русского Народа».

Николай II.

23 декабря 1905 года.»

В тот день 23 декабря 1905 г., в канун Рождественского сочельника, во время Высочайшего приёма Императором делегации Союза Русского Народа, которую возглавлял председатель Союза А.И. Дубровин, Государь принял от него поднесённые им знаки членов Союза для себя и Царевича. Хотя в то время Наследник Алексей был ещё младенцем, существуют свидетельства, что впоследствии он нередко носил знак члена СРН. Дубровин зачитал приветственный адрес, в котором доложил Государю о быстром росте численности Союза, в чём он видел свидетельство того, что «почуяло сердце народное, что Союз Русского Народа сплотился для важного, неотложного дела». Духовный вдохновитель создания Союза игумен Арсений (Алексеев) поднёс Государю икону небесного покровителя Союза Архистратига Михаила, в день празднования которого был создан Главный Совет СНР. В состав делегации входили представители всех сословий, ибо СНР был всесословной организацией. От их имени Дубровин в своём слове заверил Царя: «Мы, Государь, постоим за Тебя нелицемерно, не щадя ни добра, ни голов своих, как отцы и деды наши за Царей своих стояли, отныне и до века». Прощаясь с союзниками, Государь пожелал процветания Союзу и напутствовал монархистов такими словами: «Уповайте на Бога и надейтесь на Меня».

Идеи Союза приобрели широчайшую популярность, в кратчайшее время он становится самой массовой в России народной организацией. К концу 1907 г. он насчитывал около 400 отделений по Империи (по другим данным – 3000, видимо имеется в виду наибольшее кол-во в период расцвета СРН[51]), с количеством одних активистов до 400 тыс. человек, общее же число русских людей, участвовавших в его деятельности, доходило до 2 млн. человек.

Важнейшей вехой в организованном Союзе (далее – СРН) была безоговорочная поддержка и его благословение Св. Прав. Иоанна Кронштадтского. Он не только лично освятил знамя СРН, но ещё и имел членский билет за «№ 1»! Кстати, считал себя членом Союза РН и Св. Царь Николай II, возложивший знаки Союза и на себя, и на Наследника Царевича Алексия.

Московским отделением в 1908-12 гг. руководил замечательный пастырь и проповедник Св. мученик протоиерей Иоанн Восторгов, убитый большевистскими комиссарами в Москве одним из первых в 1917 г. В Страстную Пятницу 1906 г., в день распятия Спасителя, перед Св. плащаницей, он произносит слова о распятии Родины, словами Христа ученикам: «Вот наступает час и настал уже, что вы разсеетесь каждый в свою сторону и Меня единаго оставите» (Иоанн. ХVI, 32) – показывает отношение заблудшего народа к Родине и так иллюстрирует то, что происходит в России: «…Прости, прости, старая, тысячелетняя Россия. На наших глазах судили, осудили тебя и приговорили к смерти… Грозные и безпощадные судьи заплевали твое лицо и не нашли в тебе ничего добраго. Суд был строгий, неумолимый и безпощадный. Всё слилось в один вопль: возьми, распни!»[52]

СРН рос с колоссальной скоростью, в него вступала масса рабочих и крестьян, вхождение в него было просто: достаточно было просто написать заявление или даже простое устное заявление. Членский взнос за год – 50 коп. («Устав» IV; 14, 16) (1, 413,414), неимущие могли освобождаться от взносов.

Комитет Астраханской Народно-Монархической Партии во главе с её основателем и председателем Н.Н. Тихановичем-Савицким

Очень скоро в СРН началось (вначале стихийное) создание боевых дружин по наведению порядка. На некоторых крупных заводах в них были сотни членов. Например, на СПб заводе Лесснера (один из крупнейших оружейных заводов Империи, выполнявший заказы для Военно-Морского ведомства) эта дружина составляла 500 человек[53]. Дружинники разоблачали подрывные элементы, отбирали у них оружие, уничтожали партийные брошюрки и листовки.

Уже в декабре 1905 руководитель Московского отделения СРН кн. Щербатов предложил властям создать народную милицию для борьбы с революционными террористами и несколько добровольных отрядов энергично помогали властям и полиции в наведении порядка при московском мятеже. Боевые дружины СРВ проявили себя и при разгроме других антирусских восстаний, как напр. в Одессе и Севастополе.

В некоторых местах у дружинников СРН была своя форма (Астрахань, Одесса), с самого начала они заслужили большое уважение в народе, а революционеры их, даже безоружных, боялись.

Очень вскоре началось массовое убийство членов СРН со стороны революционных бесов – и активистов, и рядовых. В этом списке – почти исключительно крестьяне и рабочие, попадается и русская интеллигенция.

В центре Елизаветграда застрелен активный член местного СРН Павловский, тяжело ранены еще два: гимназист Середа и рабочий Шевченко. Еще до убийства он получал анонимки о предстоящей казни подписанное «обществом еврейской свободы», но он не испугался, сказав: «Меня убьют, миллионы наших останутся, всех русских людей не перебить»[54].

Умерли мученической смертью крестьяне Рыжков (Клинцовский отдел СРН), Гусаков и Голубцов (Конотопский отдел), Мечия (Кобелякский отдел), Шило (Верхнебелозерский отдел)[55]. В 1906 убиты рабочие Снесарев и И. Лавров, рабочий Ларичкин (2, 37) и масса других. Особенно же, конечно, их повальное уничтожение началось ЧК после революции – враги Русского народа сводили с ним счеты…

*   *   *

Убийство депутата Госдумы Меера Герценштейна (в крещении – Михаила) в Териоках, «мученика» левых, одобрявшего убийства террористами представителей власти. Рисунок левой печати того времени

Все враждебные СРН «изследователи», описывая его деятельность, непременно упоминают об убийстве двух членов 1-ой Думы, самой враждебной России: Герценштейна (этот господин взрывы бомб революционеров радостно называл иллюминациями) и масона Иоллоса, якобы совершенными Союзом. С убийством первого – дело темное и совершенно не доказанное, с убийством же второго – не менее непонятно. Крестьянин Федоров В.Д., убивший Иоллоса, после убивает второго члена СРН, бывшего в тот момент рядом с ним, Казанцева, после чего бежит за границу, откуда присылает в либеральные газеты «разоблачение», в котором обвиняет СРН в организации политических убийств, кончает жизнь в Алжире. Что-то для простого смоленского крестьянина – странные кульбиты. Да и кому верить: тому, кто сам совершает убийства?..[56]

Хулители СРН всегда повторяют про смерть этих 2-х членов Думы (СРН выразил по этому поводу осуждение[57]). Но никогда не говорят о том, какое огромное количество патриотов и просто мирных людей было запросто убито теми, против кого СРН защищал Русь, словно их безчисленных убийств и вовсе не было. Но во всех советских и либеральных статейках мы можем найти упоминание о том, что СРН – «организация политических убийц». Короче – вор громче всех орёт «Держи вора!»

Постепенно СРН превратился не просто в самую народную организацию в России, но и в настоящую политическую партию, имеющую свою самую глубокую и весьма полную социальную программу. В программе были и пункты передачи земли от помещиков безземельным крестьянам; и кредитование крестьян через специально созданный Крестьянский Банк; и создание условий для прямой закупки крестьянских товаров, минуя перекупщиков; и решение упорядочивания в пользу русских производителей внешней торговли; и защита интересов рабочих (сокращение рабочего дня, социальное страхование) и многое, многое другое. Но особенно, конечно, эти решения касались положения в стране. Это были требования более жёсткого отношения к преступным элементам, требования смертной казни за терроризм и особо тяжкие преступления, требование ограничения антиправительственной пропаганды в левых газетах и вырывание печати из рук еврейства, требование ограничения деятельности банковского еврейского капитала, ограничение их торговли спиртным и т.д. Кстати, когда критики СРН заявляют, что для того, чтобы устраивать патриотические манифестации, активисты спаивали народ – это прямая ложь. Напротив, многие отделения СРН организовывали Общества трезвости, которыми за 10 лет покрылась вся страна. Это при том, что Российская Империя была одной из самых непьющих стран Европы – меньше, чем в России, пили только в Норвегии. Масса таких обществ трезвости была создана именно членами СРН, создавались чайные для чтения рабочим, куда не пускали левых агитаторов, в которые революционеры даже бросали бомбы.[58]

 

7. Союз Русского Народа и еврейский вопрос

Один из нелепейших мифов, который у нас сегодня активно закладывается в сознание, и который запредельно абсурден – это то, что «иудаизм является традиционной религией для современной России». Это у нас непрестанно повторяют сегодня высшие светские и церковные менеджеры. Чего здесь больше: невежества в географии, невежества в истории, или заурядного человекоугодия – сказать сложно. В принципе это их проблемы. Но для простого россиянина, уже привыкшего к этому, деликатно выразимся, недоразумению – дадим пояснение.

На территории России, которая сегодня ограничена пределами РФ – иудаизм никогда не был и не мог быть «традиционным», по той простой причине, что иудеи на ней не жили, ибо вся территория РФ находилась за чертой осёдлости. И потому традиционной религией иудаизм может считаться для, загибаем пальцы: Литвы, Латвии, Белоруссии, Украины, Молдавии, Узбекистана, Турции и в меньшей степени Кавказа (Армении и Азербайджана). И даже любопытно: считается ли на территории перечисленных этих соседних с РФ независимых стран иудаизм традиционной религией местного населения, или всё же нет? Но то вопрос чисто спортивного интереса. В любом случае это не касается территории РФ.

Единственным местом на территории сегодняшней РФ, где они действительно «традиционно» имелись – это Крым (и то – с изъятиями Севастополя и Ялты). Но юмор ситуации в том, что пафосное провозглашение на высшем государственном уровне «иудаизма традиционной для РФ религией» произошло в те годы, когда Крым… находился за пределами РФ. И принадлежал, по крайней мере формально, иному государству – Украине. Таким образом, это было не просто искажением исторической правды, но театром абсурда.

В реальности дело было так. Незначительное заселение территории нынешней РФ иудеями началось лишь с середины XIX в., когда они стали проникать в историческую Россию после либеральных указов Царя-Освободителя Александра II, не без их участия потом и убиенного. По разным подсчётам к началу ХХ в. на нынешней территории РФ, т.е. вне черты осёдлости, было уже около 200 тыс. иудеев. При этом самих природных евреев – было, разумеется, куда больше. Ибо все те из них, что принимал любое христианское вероисповедание – немедленно переставали считаться иудеями, становились «своими» и для них были открыты решительно все дороги, в т.ч. и для успешной государственной карьеры (и таких примеров известно весьма не мало). Но, соответственно, из числа иудеев они выпадали по умолчанию. Как известно учёт в Империи шёл не по национальному, а религиозному признаку.

Карикатура 1905 года на прогрессивную интеллигенцию: «- Я не могу согласиться на брак моей дочери с вами, потому что какой же вы еврей, Моисей Лейбович, если вы и не революционер и не издаете даже сатирического журнала!..»

Резко размываться этот порядок стал после 1905 г, резко усилившись во время Первой Мировой войны, в первый же год которой царское правительство, по сути, отменило черту осёдлости ради свободного перемещения еврейского населения из западных губерний вглубь Российской Империи от тягот войны. Ну, а в полном смысле тотальное «заселение» ими России, особенно городов, началось, разумеется, уже при большевистском режиме. Но и тут есть некий нюанс. Ибо всё-таки именно иудеями – этот тогдашний слой, сразу занявший ведущие позиции в большевистской власти, себя не позиционировал совершенно. Также как и в солнечном Биробиджане, созданной в 1930-х гг. Еврейской территориальной автономии в Приморье, наличие сколь либо заметных иудейских учреждений никак не обнаруживалось. Сионистских – да. Но это явление никак не религиозное, но политическое.

Итак, вывод очевиден: считать «традиционной» религию крохотного слоя населения, который прожил на этой земле чуть более полувека – есть верх недоразумения. Подчеркнём, всё, описанное выше – не имеет ни малейшего отношения к антисемитизму, то элементарная демография и математика. Как говорится: ничего личного…

Из сказанного ясно, что ровно с тем же успехом сегодня можно объявить для РФ традиционной религию вуду или кришнаитов. Почему нет?..

Теперь, после этой справки, тем интереснее посмотреть на отношение Союза Русского Народа к еврейской теме. Ибо программа СРН по еврейскому вопросу особо интересна, но она, как правило, сознательно искажается. Потому освятим её подробнее.

Сначала посмотрим, как говорили о революции 1905 г. сами враги России. Сионистский английский журнал «Маккавей» в ноябре 1905 писал: «…Революция в России – еврейская революция, ибо есть поворотный пункт в еврейской истории. Положение это вытекает из того обстоятельства, что Россия является отечеством приблизительно половины общего числа евреев, населяющих мир[59]… Кроме того, революция в России – еврейская революция ещё и потому, что евреи являются самыми активными революционерами в царской Империи» (2, 11). Как видим – наши враги даже не считали нужным что-либо скрывать. Как же в своей программе реагирует на всё это СРН?

«Евреи в течении многих лет, и особенно в последние два года (1905-1906) вполне высказали непримиримую ненависть к России и ко всему русскому…

…Русский народ, сознавая все это (перед этим в документе приводятся многочисленные случаи вражды иудейства к Христианству и России – А.М.) и имея полную возможность, пользуясь своим правом хозяина земли Русской, мог бы в течении одного дня подавить преступные желания евреев и заставить их всех преклониться перед его волей, перед волей державного хозяина земли Русской, но, руководствуясь высшими задачами христианского вероучения и слишком сознавая свою силу для того, чтобы отвечать им насилием, избрал другой путь для решения еврейского вопроса, являющегося одинаково роковым вопросом для всех цивилизованных народов»[60]. Поэтому, чтобы решить еврейский вопрос мирным путем, СРН предлагает способствовать организации… еврейского государства в Палестине, и всячески помогать евреям переселиться в «своё государство».

История нынешней республики Израиль имеет свою предысторию. Решение о его создании принял сионистский Базельский конгресс в 1896 г. Тогда же Т. Герцлю, его лидеру, от премьера Великобритании (также сиониста) поступило деловое предложение: предоставить для его создания территорию в Британской Восточной Африке (нынешние Кения, Танзания и Уганда), конкретно – провинцию Уганда. Герцль с радостью согласился, но это предложение немедленно отверг весь остальной сионизм. Они все заявили, что такое государство может быть создано исключительно на земле исторического Израиля, т.е. – Палестины. Но т.к. тогда эта территория была в составе дряхлой и едва живой Оттоманской империи (Порты), то, естественно, и вопрос не могла решать Великобритания, тема была закрыта. Сионизм однозначно требовал только Палестины.

Поэтому требование СРН о создании еврейского государства для евреев в Палестине – событие по тем временам совершенно исключительное, ибо оно выражало именно чаяние еврейского народа. В этом пункте программа СРН полностью совпадала с главной целью мирового сионизма! СРН, для решения данного вопроса, предлагал российским госструктурам войти в сношение с другими странами и начать переговоры.

Именно поэтому своих представителей в Думе СРН обязал требовать о принятии закона, чтобы все евреи, проживающие в России, были признаны иностранцами, но без привилегий. И чтобы посему они не могли ни призываться в армию (всё равно толку мало), ни служить на государственной службе, ни выбираться и выбирать в общественные народные организации. СРН требовал возстановления для евреев черты осёдлости (т.е. – ограничения свободного выбора ими места жительства) и «возстановления процентной нормы» – это недопущения в ВУЗы количества евреев более 5 % (согласно их проценту от жителей страны). Что же до ускорения содействию переселения евреев в Палестину, СРН даже предлагал оказать еврейским организациям материальную поддержку и всячески содействовать им в

Шутливые открытки начала века, показывающие отношение русского общества к революционерам. «Митингъ»

переселении…

В заключение, говоря о национальной политике СРН, просто приведем 5 Пункт Устава:

«Русской народности, собирательнице земли Русской, создавшей великое и могущественное государство, принадлежит первенствующее значение в государственной жизни и в государственном строительстве.

Примечание 1: Союз не делает различия между великороссами, белороссами и малороссами.

Примечание 2: Все учреждения государства Российского объединяются в прочном стремлении к неуклонному поддержанию величия России и преимущественных прав русской народности, но на строгих началах законности, дабы множество инородцев, живущих в нашем отечестве, считали за честь и за благо принадлежать к составу Российской империи и не тяготились бы своею зависимостью.»

Но всего этого мы никогда не узнаем из критических статеек о черносотенцах. Писанина клеветников на Союз Русского Народа изчерпывается присловьем: «Горшка вашего в глаза не видала, взяла его уже треснутым, вернула в целости и сохранности»…

*   *   *

3 июня 1907 г. Св. Император направил Председателю СРН телеграмму, в которой так благодарил его членов за верность Родине:

«Передайте всем председателям отделов и всем членам Союза Русского Народа, приславшим мне изъявления одушевляющих их чувств, Мою сердечную благодарность за их преданность и готовность служить Престолу и благу дорогой Родины. Уверен, что теперь все истинно верные Русские, беззаветно любящие свое Отечество, сыны сплотятся еще теснее и, постоянно умножая свои ряды, помогут Мне достичь мирного обновления нашей святой и великой России и усовершенствования быта великого её народа. Да будет же Мне Союз Русского Народа надежной опорой, служа для всех и во всем примером законности и порядка. Николай.»

Так оценил Св. русский Царь деятельность СРН для России в самое тяжкое для неё время наступления внешних и внутренних врагов.

 

8. «Черная сотня» и отношение к ней русского чиновничества. Несогласие правых со Столыпиным. 1907-1910 гг. Отношения с полицией и Охранным отделением.

Открытка начала века. «Революцiонное войско»

Но отнюдь не все сановники относились к СРН как Император. Большая их часть безусловно сторонились Союза, именно как низовой народной среды. Такие его сторонники и покровители, как, например, С-Пб градоначальник фон Лауниц и иные – старательно убивались бандитами. Деятели либерального толка, типа Витте, откровенно ненавидели. Существует расхожий миф, что члены СРН готовили 2 покушения на Витте. Но ген. Герасимов отметает эти глупые обвинения: по его мнению это была чистой воды провокация либо самого «графа Полусахалинского» (как иронично называли его в ту пору в русском обществе, после подписания им Портсмутского мира, отдавшего половину Сахалина Японии), либо близких ему кругов, чтобы ещё больше поднять авторитет Витте в глазах либеральной общественности и опорочить патриотов. Но, что надо признать – действительно, все патриоты единодушно требовали его изгнания с поста.

Не сложились у СРН отношения и со Столыпиным. Прежде всего их разделило отношение к III Государственной Думе. Столыпин надеялся, что с помощью лояльной (т.е. нормальной, хотя бы более-менее) Думы – ему действительно удастся и остановить хаос, и провести некоторые реформы, кои он считал необходимыми. СРН же считал Думу, в том виде и с теми функциями, в каком она тогда существовала – безусловно вредным и опасным для Империи институтом. Такой взгляд черносотенцев на Думу оказался, в итоге, совершенно верным: ведь она и стала штабом заговора против Царя.

Кроме того, СРН противился ликвидации крестьянской общины, к чему приводила земельная реформа Столыпина. Здесь, парадоксальным образом, обе стороны имели свою правду. Столыпин изо всех сил торопился создать в деревне массовый зажиточный слой, который безусловно бы стал опорой веры и порядка, и одним своим существованием ликвидировал бы даже саму теоретическую возможность поднять в России крестьянские бунты. СРН же считал, что передача земли в частную собственность может привести к захвату земель крупным иностранным и нерусским капиталом, к которому в зависимость попадут малоземельные крестьяне, и т.д. и т.п… (как всё это современно!..) Кроме того, Столыпин искал соглашения с либералами и возможности создать из них если не правую, то хотя бы центристскую партию, которую и создаёт. Но, увы, – после его гибели она фактически возвращается в левый лагерь и её деятели столь же активно участвуют в феврале 17-го в бунте, как и прочие откровенные враги. СРН же не считал возможным никакой поиск соглашений с земскими и масонскими деятелями…

Но более всего, конечно, бюрократы от власти сопротивлялись деятельности СРН на местах. Запрещали и разоружали их дружины, как это было, например, в Одессе, хотя те немногочисленные группы получали оружие только на время своего дежурства, после которого сдавали его на хранение. Патриотов под разными предлогами отдавали под суд, запрещали организации, больше же конечно – просто всячески мешали: собраниям, выходу патриотической прессы, изводили разными мелочными придирками и т.д. Хотя тогда в Империи не было и не могло быть никакого «аналога» сегодняшней ст. 282 УК РФ, но сами ползучие начатки таких явлений – можно было видеть уже в те годы.

Так или иначе, в 1911-1913 гг. деятельность СРН стала заметно слабеть, чему способствовала власть. Вполголоса даже поговаривали, что теперь, дескать, «порядок» и потому «хулиганы из народа не нужны»… Например дворцовый комендант генерал-майор Дедюлин и многие министры – считали членов патриотических организаций «хулиганами и реакционерами» и всячески препятствовали их

Чёрная Сотня в Одессе

контактам с Царем и Царицей[61].

Что же до таких замечательных патриотов, как, например, ген. А.В. Герасимов, начальник СПб Охранного отделения и фактический руководитель разгрома организованного террора в столице в 1905-1909 гг., – то его отношение к СРН, видимо, можно понять так. Он, как профессиональный сыщик и блестящий контрразведчик (сколько раз его рев.-бандиты приговаривали к смерти – они и сами, наверно, сбились со счёта), считал, что с преступностью должны бороться специалисты. Уж кому, как не ему, было ясно, что полиция, на самом деле, имеет дело с очень узким кругом финансируемых из-за границы уголовников. А потому это хоть и тяжкая, но всё-таки рутинная работа криминалистов и контрразведки[62]) – и только. Поэтому его недовольство, когда ему предлагали свои услуги члены СРН, было, как представляется, именно раздражением специалиста, в дела которого вторгаются, хоть и с добрым намерением, дилетанты…

Контакты с полицией – это особая страница в истории СРН, представленная хулителями черносотенцев, как правило, строго навыворот реальному положению вещей. Если в начале Союз получал небольшое финансирование на издание столь необходимой патриотической литературы, то после, по мере того, как масонство внедряет в полицию и контрразведку своих агентов – начинается тихое удушение СРН их руками. Русские патриоты, стремившиеся помочь полиции в раскрытии масонских интриг, вскоре убеждаются, что переданная ей информация очень вскоре оказывается известной врагам Родины. Как отмечал по этому поводу глава СРН доктор А.И. Дубровин 10 октября 1908 г.: «Департаменту полиции он больше никаких сведений по масонству давать не будет, что сообщения его, переданные конфиденциально… были известны в масонских группах на следующий же день»[63]!.. В 1913-14 гг. патриоты жалуются, что на поддержку им со стороны властей нет денег даже на то, чтобы снять пару комнаток на конторскую работу… (2, 30-34)

Конечно, надо признать, что и в самом Совете СРН дела шли не гладко. Когда организация разрослась на всю Россию и можно было в нём начать «делить власть» – у некоторых из союзников начались обычные человеческие дрязги и доселе единый СРН стал дробиться на отдельные партии. Но больше такие разделения, все-таки, происходили по вопросам принципиальным. Так, в 1908 гг. из Союза выделяется большая часть и образует «Союз Михаила Архангела» во главе с Пуришкевичем. Причина всё та же – отношение к Гос. Думе: эта часть считала возможным сотрудничество с Думой. Оставшиеся же с доктором Дубровиным братчики и организации Союза оставались к Думе непримиримы.

Надо также учесть, что с 1905 г. начинается помимо СРН массовое создание иных патриотических организаций, деятельность которых здесь не разсматривается. Если СРН был действительно демократической организацией, т.е. – всесословной, абсолютно народной, то другие создавались, как правило, уже как сословные: дворянские («Союз русских людей»), купеческие, и т.д. Начинает рождаться очень большое количество православных братств, огромное Общество хоругвеносцев и т.д. Пример: когда в 1907 г. в Москве состоялся IV Всероссийский съезд СРН, на нём присутствовали представители всех монархических организаций – от 130 по стране! Некоторые партии возникают именно как местные: в Киеве – Монархическая партия и «Союз русских людей»; в Тифлисе – Патриотическая лига; в Твери – «Народный Союз»; в Богодухове – Братство борьбы с крамолой; в Житомире и Бессарабии – Бессарабская патриотическая лига и т.д. и т.п. Всех не перечесть и сегодня о многих из них даже ничего не известно.

Необходимо отметить и необычайный духовный подъем тех лет. Всего в те годы (примерно 1906-1912) в Империи было построено более 6 тыс. церквей, т.е. в среднем освящалось по 3 храма в день! В их постройке эти низовые народные организации принимают самое деятельное участие. Также было открыто около 200 монастырей. О большом распространении патриотами Обществ трезвости по России уже сказано.

Потому, когда пишут, что дескать все эти черносотенные организации поумирали вскоре после того, как стали не нужны Царской власти сами собою – это неправда. Просто их деятельность приняла совершенно иные, созидательные формы. Одни «ради светлого будущего» – взрывали и убивали, а другие – ремонтировали и строили. А история всё разставила по своим местам…

*   *   *

Подведём итоги.

Первая революция 1905-1907 гг. была сокрушена не столько силовым государственным аппаратом Империи, сколько именно Русским народом, не позволившим заговорщикам, национальным сепаратистам и заграничным врагам России действовать от своего имени. Именно поэтому вторая «революция» – февральская, и не была никакой революцией в подлинном смысле, как народного движения. Она была уже чистейшим заговором верхов, народ был заговорщиками устранен от неё в максимальной степени, в какой только это было возможно. Внешне, как раз для народа, это вообще было обставлено как добровольная передача власти Государем «ответственному кабинету» из IV Думы. И то – лишь до Учредительного Собрания, после которого вполне возможно восприятие высшей власти братом Государя, Вел. Кн. Михаилом Александровичем. То, до какой степени отсутствовала в Империи так называемая «революционная ситуация» – прекрасно видно из реакции на известие о Февральском бунте Ленина. Этот тип в то время, сидя в Швейцарии, и махнув рукой на Россию в виду невозможности поднять против Царя русский народ, занимался подготовкой революции в самой Швейцарии, так сказать – по Марксу… Узнав от мятеже из газет – он не поверил, тут же махнув рукой: «газетные утки»[64]

Второе. Уничтожение крестьян и всех «черносотенцев» после 1917 г. – было вовсе не простой местью, как могло бы показаться. Революция 1905-07 гг. показала важнейшую черту, сохранявшуюся в Русском народе: способность быть верным своей вере, истории, национальным идеалам и неудобоводимость им бандой балаганных агитаторов. Не будучи «шибко грамотным» – народ совершенно безошибочно, по духу, распознавал тайных и лютых врагов Веры и Престола и быстро отвращался от них, а когда нужно – мог дать им и сдачи. В простом народе сохранялась способность к самоорганизации и возстановлению нарушенных начал русской жизни по её тысячелетним идеалам – вот причина той ненависти к Русскому народу у захватившей его своры большевиков-инородцев. Вот почему всякому проявлению народного возмущения и непослушания большевикам, бунту против новой власти, Совдеп противопоставлял совершенно неадекватное кровопролитие, чего категорически требовал сам Ленин. Совершенно не случайно он каждое такое возстание (Шуя, Тамбов, Ярославль и мн. др.) называл «черносотенным»! Не потому, что в них прибили нескольких комиссаров-евреев, а именно потому, что большевиков страшила сама мысль о самоорганизации народа на борьбу с ними, наподобие того, как это случилось в 1905 г. Можно основательно утверждать, что случись такое – их власть продержалась бы очень не долго. Но, увы, – после того, как народ не встал на защиту своего Царя, Помазанника Божия, и фактически бросил его на произвол судьбы в руки сатанистов – Промысел Божий готовил Русскому народу совершенно особое испытание. Для того, чтобы он вразумился, хотя бы в некоторой своей части, ему теперь дóлжно было пройти, вслед за преданным Мучеником-Государем, через свою земную Голгофу.

Все лидеры СРН, до которых могло дотянуться ЧК, были уничтожены большевиками. Это мученики Александр Дубровин, Павел Булацéль, Сергей Тришатный, Георгий Бутмѝ, граф Алексей Коновницын, Борис Никольский, Василий Орлов, Михаил Меньшиков, целый ряд священномучеников, начиная с прот. Иоанна Восторгова, архиереи и сотни и тысячи других, включая рядовых членов Союза.

В заключение можно сказать: что было актуально тогда – ничуть не менее актуально сегодня. Дальнейшая судьба Русского народа и всей России зависит всё от того же самого: сможет ли народ, как единый организм, сорганизоваться в единое, прежде всего, духовное целое, или нет?..

Александр Махотин

Библиография:

  1. «Союз русского народа» (по материалам чрезвычайной Следственной комиссии Временного правительства 1917 г.), М.-Л., 1929, ГИЗ.
  2. В. Острецов. «Черная сотня и красная сотня», 1991, М.
  3. О.А. Платонов. «История Русского народа в ХХ веке». Т. I, М., 1997. Этот автор первый из современных изследователей был после советского времени допущен в так наз. «Особый Архив», который содержал как архивы российской полиции, так и архивы масонских лож России, а ещё более Европы, собранные гитлеровцами во время II Мировой войны по всем оккупированным территориям и вывезенными после ВОВ в СССР.
  4. А.В. Герасимов. «На лезвии с террористами», М., 1991.
  5. «Царь-Колокол» № 4, М., 1990.
  6. «П.А. Столыпин – жизнь и смерть за Царя», М., 1991.
  7. Переписка Николая II (разн. Изд.).
  8. А.Б. Широкорад. «Падение Порт-Артура», М., 2003, и др.

 Примечания:

[1] Которые частенько прекращались русским штыком (Варшава, Прага, Будапешт и пр.), за что взбешённая либеральная европублика и именовала Россию Николая I «жандармом Европы».

[2] Моральная поддержка Западом того времени войны горцев против Империи – абсолютно тождественна их симпатиям исламским боевикам при недавней чеченской.

[3] Так в Австрии в то время, при поддержке местных властей, в местечке Белые Криницы, создается для старообрядцев своя «самосвятская» (т.е. – беззаконная) епископия (так. наз. «белокриницкая иерархия»), усилившая раскольников в России в их противостоянии Православной Церкви.

[4] Занимавшая 1/5 часть земного шара, а не как будущий СССР – 1/6.

[5] Например: все 6 эскадренных броненосцев Японии – были построены в Англии; броненосные крейсера: 5 – в Англии, 2 – в Италии, 1 – во Франции, 1 – в САСШ; бронепалубные крейсера: 6 – в Англии, 2 – в САСШ, 2 – во Франции, 1 – в Германии; 16 эсминцев – в Англии; абсолютно большая часть миноносцев – постройки Англии, Германии и Франции и т.д. (Библиогр. № 8, стр. 477-501).

[6] История СССР. Т. VI. Стр. 89.

[7] Здесь необходимо уточнить термин общество. В языке того времени – это был совсем не синоним слова «народ». Нет, это – именно та часть, которая себя сама считала обществом и этим, в некотором смысле – противопоставляла себя народу, как более низшему и необразованному.

[8] ГАРФ, ф. 102, оп. 316, 1904, д. 28, л. 49.

[9] См. изследование современного польского автора: Юзеф Дискант «Порт-Артур, 1904», М., 2003.

[10] Б. Савинков «Былое», 1917, № 3.

[11] «Провокаторы. Правда о революционном терроре в России». Прибой. 1929. стр. 338.

[12] А саму Японию для войны профинансировал Запад: во время неё она получила поочередно кредиты в 50, 60, и дважды по 150 млн. долларов по курсу того времени. (8, 440-441)

[13] Кавторин В. Первый шаг к катастрофе. Л., 1992, стр.282.

[14] Необходимо учитывать принципиальную разницу в производстве вооружений между русско-японской войной и, скажем, Великой Отечественной. Если в последней на оборону работала вся страна, то в первой – всего десяток петербургских заводов и ещё всего несколько по стране (1 – в Туле, 1 – в Перми и т.д.), так что парализовать работу на них было не очень сложно.

[15] Всего 9 января было убито с обеих сторон 96 человек и 333 ранено, из коих позже умерло в больницах ещё 34 человека. Враждебная же Царю печать и агентура распространяли слухи о многих тысячах погибших.

[16] ГАРФ, ф. 117, оп. 1, д. 588, л. 110.

[17] О.А. Платонов. «Терновый венец России» т. 1, М., 1997, стр. 190.

[18] Там же. Стр. 193.

[19] Мосолов А.А. «При дворе последнего Императора», Спб, 1992, стр. 57.

[20] ГАРФ, ф. 826, д. 47, л. 145.

[21] Там же, л. 147.

[22] ГАРФ, ф.117, оп.19, д. 627, л. 6, д. 616, л. 19.

[23] Там же, л. 129.

[24] Там же, л. 140.

[25] Там же, л. 258.

[26] Там же, оп. 1, д. 629.

[27] Там же, д. 628, л. 247.

[28] Там же, д. 623, л. 28.

[29] Там же, л. 4.

[30] Там же, л. 19.

[31] Там же, д. 627, л. 16.

[32] Там же, л. 79.

[33] Там же, д. 627, л. 80.

[34] Там же, л. 81.

[35] Там же, л. 158.

[36] «Россия перед вторым пришествием» (сб. док.), М., 1994, стр. 117-118.

[37] Солоневич И. Народная монархия. М., 1991, стр. 402-403.

[38] Газета «Киевлянин», 19.10.1905.

[39] Изместьев Ю.В. «Россия в ХХ веке», Нью-Йорк. 1990, стр.49.

[40] ГАРФ, ф. 826, д. 47, л. 59.

[41] «Набат». 27.10.1905.

[42] Из его приказа по городу: «…публичное произнесение мятежных речей… против Особы Государя Императора… будет прекращаться силою… В случае производства, как это было сегодня, из толпы выстрелов и бросания бомб – войска откроют огонь. Если повториться стрельба из домов – будет действовать артиллерия…»

[43] Самарская газета. 1905. № 202.

[44] ГАРФ, ф. 1467, д.851, л.28.

[45] «Киевлянин». 20.10.1905.

[46] «Киевлянин». 1905. № 298.

[47] «Киевлянин» 14.11.1905.

[48] Красный Архив. Т. 22.

[49] См. Библиография - №1, (стр. 419-420): «(на 1905 г.)… VII/10. Погром в Нижнем Новгороде.

Х/18. Еврейский погром в Симферополе.

Х/18-20. Погром в Ярославле.

Х/20. Еврейский погром в Одессе…» Мы уже видели, что это за дни и что в них на самом деле происходило после принятия Манифеста 17 Октября… А вот и далее:

«(1906 г.) V/1. Еврейские погромы в Вологде, Муроме, Симбирске.» – сие последнее понятно, что значит: разгон народом 1-Майских демонстраций, с которых террористы пытались начать местные антиправительственные мятежи.

[50] Но когда прошли выборы и стало ясно, что 1 и 2 Думы стали центрами борьбы с Империей и трибуной масонской агитации – Союз Русского Народа переменил к ней своё отношение.

[51] Библиогр. №2 – В. Острецов, Указ. Соч.

[52] Прот. И.И. Восторгов. Собр. соч. Т. 3, М. 1915 г., стр. 19.

[53] ГАРФ, ф. 1826, д. 7, л. 52.

[54] ГАРФ, ф. 1467, д. 853, Л. 78.

[55] ГАРФ, ф.117, оп. 1, д. 601, л. 1.

[56] См. Библиогр. № 1 – книгу никак не заподозришь в симпатии к СРН!

[57] Прот. Иоанн Восторгов, М., 1916, т. 4, стр.309-312.

[58] (Библиогр. № 1: «1906. …I/27. Взрыв революционерами черносотенной харчевни «Тверь» за Невской заставой в СПб…» - так хвастали они в своих изданиях (Указ. соч., стр. 419).

[59] На тот момент по статистике из 10, 4 млн. евреев во всем мире, в Российской Империи проживало 5,8 млн., причем собственно «евреями» считались исключительно те, кто был иудейской веры. Само по себе такое их количество на территории Российской Империи («тюрьме народов», как любили тогда говорить левые), если учесть историю их разсеяния, небезынтересно и показательно.

[60] Избирательная платформа СРН во II Государственную Думу, утвержденная первым съездом уполномоченных отделов СРН (сентябрь 1906).

[61] ГАРФ, ф. 1467, д. 853, л. 29.

[62] Каковою и было Охранное отделение СПб, состоявшее всего из… 800 человек! (См. Библиогр. № 4)

[63] ГАРФ, ф. 102, 1905, д. 12, ч. 2, прод. 2, л. 1.

[64] См. его письма того времени в ПСС. Наиболее подробно и документально тот его период изложен в превосходной книге А.И. Солженицына «Ленин в Цюрихе».

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
©® VeraPravaya.ru 2016 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна
Яндекс.Метрика