дискуссионно-аналитический православный сайт
Имя или номер ( регистрация ):
Пароль ( забыли пароль? ):

Социализм в России. Красный террор и убийство Царской Семьи. 2 часть (продолжение)

Социализм в России. Красный террор и убийство Царской Семьи.

2 часть (продолжение)

Существует множество книг и статей, посвящённых Социализму в России. И тем не менее судьба России остаётся загадкой. Действительно ли в тридцать седьмом многое изменилось для тех, кто до этого был у власти? Почти все историки, которым разрешено или поручено говорить, сводят проблему к личности и роли Сталина. Но вот что писал Патриарх Алексий I в послереволюционные годы:

«Настоящая несчастнейшая полоса в жизни России то и дело ставит нас перед кризисами и опасностями, и ужасами, а в настоящее время мы более чем когда-либо "накануне" всяких новых испытаний. Надо только просить у Господа до конца остаться Ему верным и не изнемочь под тяжестью Креста.

Но всё в руках Божиих, и всё может измениться так, что "аннулированы" будут как раз те, кто в настоящее время спешит "аннулировать" всех и вся». (Письмо митрополиту Арсению (Стадницкому) от 20

Демонстрация в 1918 г. И исполнение желаний…

февраля 1918 года.)

Закон возмездия не знает исключений. Как сказано в Священном Писании: люди всегда пожинают то, что сеяли...

«20 декабря 1936 года, - рассказывает в своей книге Орлов-Фельдбин, - в годовщину основания ВЧК-ОГПУ-НКВД, Сталин устроил для руководителей этого ведомства банкет. Когда основательно выпили, Паукер, комиссар ГБ 2-го ранга[1], изображал Зиновьева[2], которого ведут в подвал расстреливать. Это было раньше – 25 августа того же года. Паукер, поддерживаемый двумя коллегами-чекистами, картинно простёр руки к потолку и закричал: "Услышь меня, Израиль! Наш Бог есть Бог единый!"»[3] Наверное, когда 14 августа тридцать седьмого уже Паукера повели в тот же самый подвал, он кричал что-то подобное... – на том же, родном для него наречии.

Стенограмма февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года, ставшего роковым – после него террор приобрёл особый размах, – даёт очень выразительные примеры справедливости суждений епископа Новгородского Алексия, которому Бог судил стать первоиерархом Российской Церкви в страшное время Социализма в России-СССР. На пленуме призывы беспощадно разоблачать врагов и безжалостно карать их звучали из уст Баумана, Гамарника, Каминского, Косиора, Межлаука, Рухимовича, Стецкого, Хатаевича, Эйхе, Якира... На этом пленуме Бухарин, которого ещё только начали «разоблачать», осыпáл проклятиями к тому времени уже «разоблачённых» прежних сотоварищей. Чуть раньше, в сентябре тридцать шестого Бухарин писал по поводу казни Зиновьева и Каменева: «Расстреляли собак – страшно рад». Стенограмма пленума 1937 года фиксирует – 23 февраля Ежов сетует перед товарищами-партийцами: «К сожалению, слишком много уродов в нашей семье». Эйхе в усердии поддакнуть даже прерывает Ежова: «Ну, сплошь одни уроды». А спустя год сам Роберт Эйхе оказался, по общепринятой кремлёвским ареопагом терминологии, «уродом» – и был расстрелян.

В своей предвыборной речи 11 декабря 1937 года Сталин разъяснил стране усердие рыцарей революции, беззаветно преданных делу Ленина-Сталина. Вождь поведал уже не только соратникам, но всей стране: «Всякие бывают люди на свете, всякие бывают деятели на свете. Есть люди, о которых не скажешь, кто он такой, то ли хорош – то ли плох, то ли мужественен – то ли трусоват, то ли он за народ до конца – то ли он за врагов народа. Есть такие люди, и есть такие деятели. Они имеются и у нас, среди большевиков. Сами знаете, товарищи: семья не без уродов. (Оживление в зале, аплодисменты, переходящие в бурные аплодисменты.) Со своей стороны я хотел бы заверить вас, товарищи, что вы можете смело положиться на товарища Сталина! (Бурные аплодисменты, переходящие в овацию.)».

Как же всё-таки объясняется период термидора, имевший место в советской истории? Понять происходившее помогают сами репрессированные, например, – Григорий Наумович Каминский, нарком здравоохранения, кандидат в члены ЦК. В своё время он был одним из руководителей коллективизации. 14 января 1930 года Каминский, будучи во власти, так напутствовал строителей социализма в деревне: «Если вы перегнёте и вас арестуют, помните, – вас арестовали за революционное дело»[4]. Заметим, что «перегибами» в то время назывались самочинные расстрелы крестьян, противившихся коллективизации. С точки зрения Патриарха Алексия (Симанского), Григорий Наумович Каминский был арестован и расстрелян за «революционное дело» – 10 февраля 1938-го, хотя в приговоре фигурировал традиционный для того времени пункт: «вредительство». Григорий Наумович Каминский наверное знал библейские слова: «Мне отмщение, Аз воздам»[5]. И в 1938-м воздаянием наркому стала пуля. То, что эта пуля была чекистской, только подчёркивает объективность произошедшего с борцом за дело революции.

Вот другой «несправедливо пострадавший»: М.П. Шрейдер, один из руководящих сотрудников ВЧК-ОГПУ-НКВД – типичный представитель этого ведомства. В тридцать седьмом Шрейдер находился на должности заместителя начальника управления НКВД Ивановской области. В феврале тридцать восьмого по личному указанию Ежова получил значительное повышение – стал замом наркома внутренних дел Казахстана Реденса. (Реденс был свояк Сталина, то есть муж родной сестры жены Иосифа Виссарионовича[6]) В тридцать девятом Шpeйдep за «перегибы» был арестован. В начале зимы того же года на одном из допросов состоялся такой диалог между следователем и арестованным:

«- Ах ты, фашистская гадина! Тебе не видать должности полицмейстера, которую обещал тебе Гитлер! - заорал мой бывший подчинённый. От такой чуши я остолбенел, - пишет

Шрейдер.

- Неужели ты не знаешь, - попытался объяснить я ему, - что Гитлер истребляет евреев и изгнал их всех из Германии? Как он может меня, еврея, назначить полицмейстером?

- Какой ты еврей? - к моему удивлению изрёк этот болван. - Нам известно, что ты немец и что по заданию немецкой разведки несколько лет назад тебе сделали обрезание.

Стражи революции

Несмотря на всю горечь моего положения я рассмеялся», - сообщает Шрейдер[7].

Однако сам «товарищ Шрейдер» предпочёл умолчать, что до этого действовал точно так же, как и упоминаемый им «болван». Шрейдер в своё время писал доносы на секретаря Ивановского горкома Васильева, начальника управления Ивановского НКВД В.А. Стырне и прочих товарищей.

Как всё это понять? И как расценить происшедшее с теми из палачей, кто был уничтожен Революцией и впоследствии, в конце ХХ столетия, в большинстве своём реабилитирован в качестве «жертв террора»? «Диалектический процесс» в рядах советской карательной гвардии едва ли возможно описать двумя словами: «жертвы» и «палачи». Это действительно была своего рода марксистско-ленинско-сталинская «диалектика».

Вернёмся к случаю со Шрейдером и Стырне. «Палач» Шрейдер оклеветал «жертву» – В.А. Стырне? Стырне, Владимир Андреевич, в возрасте 22-х лет был принят в Иностранный Отдел. ОГПУ в 1921 году. Среди сотрудников этого ведомства прославился особой жестокостью; сыграл далеко не последнюю роль в том, что его родители были арестованы и расстреляны. Стырне прошёл «долгий и славный» путь советского чекиста, его карьера оборвалась «диалектически», – в 1938 году он был расстрелян: приговор привёл в исполнение собрат Стырне по карательному ведомству. Последняя должность – начальник особого отдела Киевского ВО (с 1936 г.); последнее звание (с 1935 г.) – комиссар госбезопасности 3-го ранга[8].

В 1982 году в США вышла книга воспоминаний Л.Я. Шатуновской – приёмной дочери П.А. Красикова. Красиков с 1924 по 1938 год занимал должности сначала прокурора Верховного Суда СССР, а затем – заместителя прокурора Верховного Суда. Он был одним из руководителей ожесточённой борьбы Советской власти с Православной Церковью. Шатуновская, будучи в центре событий политической жизни своего времени, прекрасно разбиралась в происходившем. Вот что она пишет о тех людях высшего эшелона власти, которые были принесены Сталиным в жертву «для блага Революции»: «Я не нахожу в своей душе ни жалости, ни сочувствия к ним. Конечно, никаких преступлений против партии и государства, в которых их обвиняли, они никогда не совершали. Но была за ними другая, более страшная вина – они не только создали это государство, но и безоговорочно поддерживали его чудовищный аппарат безрассудных расправ, угнетения, террора, пока этот аппарат не был направлен против них»[9].

Почему всё-таки Сталина так яростно ненавидят одни и с непоколебимой верой в «любимого вождя» превозносят другие? В ноябре 1933 года О. Мандельштам написал свой поэтический памфлет – шестнадцать антисталинских строчек. Эти стихи резко отрицательно оценил столь же прославляемый ныне, как и Мандельштам, Пастернак. Причина? – Она очень прозаична. Мотивы точно выражены в его возмущённой реплике: «Как мог Мандельштам написать эти стихи?! – Ведь он же еврей!» Прошло два года. В 1935-м Мандельштам скромно произнёс: «В России пишут четверо: Я, Пастернак, Ахматова и Павел Васильев». Надо сказать, Павел Васильев еще за два года до Мандельштама сложил свою знаменитую эпиграмму на Сталина:

           О муза! Сегодня воспой Джугашвили,

                                                   сукина сына.

Упорство осла и хитрость лисы

                      совместил он умело.

   Нарезавши тысячи тысяч петель,

                насилием к власти пробрался...

Но это написал Павел Васильев, а Илья Эренбург в своих воспоминаниях «Люди, годы, жизнь» как раз тогда, когда Мандельштам был репрессирован, начертал: «Моё имя стояло на красной доске, и никто меня не обижал. Время было вообще хорошее, и мы все думали, что в тридцать седьмом, когда должен был собраться второй съезд писателей, у нас будет рай».

Вся история СССР и завоевания Социализма свидетельствуют о том, что рай для эренбургов был построен, существовал и существует поныне. Судьба же Мандельштама – ещё одно точное пояснение к «проблемам социализма». В 1924-м литератор Г. Лелевич (Калмансон)[10] обличил поэта: «Насквозь пропитана кровь Мандельштама известью старого мира». В 1929-м влиятельнейший Абрам Эфрос явился организатором травли на Мандельштама, которая началась фельетоном Давида Заславского. В 1933-м Мехлис санкционировал обвинение поэта в «великодержавном шовинизме» (обвинение озвучил М. Розенталь[11]). Доносчиком о существовании мандельштамовской эпиграммы на вождя был Л. Длигач, а подсадной уткой, обеспечившей арест – Давид Бродский. Наконец в мае 1934-го – приказ об аресте подписал зампред ОГПУ Агранов (Сорензон). А суть проблемы, по Мандельштаму, как, впрочем, и по Васильеву, заключалась всего лишь в личных качествах великого вождя, прорвавшегося к власти, а не в самой коммунистической власти как таковой.

Впрочем, это самое щадящее объяснение. Реальность заставляет осмыслить причины 1937-го с учётом факторов, о которых иные люди предпочитали – и предпочитают – умалчивать. Дабы избежать какого-либо субъективизма, предоставим слово жертве, Мандельштаму:

«Кругом хаос иудейский, не родина, не дом, не очаг, а именно хаос, утробный мир, из которого я вышел...

Первые мои религиозные переживания относятся к периоду моего детского увлечения марксистской догмой».

(Повесть «Шум времени».)

Этими настроениями проникнуты многие стихотворения самого гениального (по определению Пастернака) из поэтов той эпохи, Мандельштама. Например:

Из омута злого и вязкого

       Я вырос, тростинкой шурша,

          И страстно, и томно, и ласково

  Запретною жизнью дыша.

............

    Я счастлив жестокой обидою,

И в жизни, похожей на сон,

 Я каждому тайно завидую...

                                         (1910)

Для того чтобы сделать карьеру, Мандельштам принял лютеранство, – формально, конечно. И писал в своих стихотворениях очень откровенно:

       Когда мозаик никнут травы,

И церковь гулкая пуста,

            Я в темноте, как змей лукавый,

          Влачусь к подножию креста...

                                           (1910)

И ещё:

    В изголовьи чёрное распятье,

             В сердце жар и в мыслях пустота –

  ложится тонкое проклятье –

          Пыльный след – на древо креста.

                                             (1910)

Настала революция, и поэт возвестил:

                    Прославим, братья, сумерки свободы,

Великий сумеречный год!

…………………………

       Прославим роковое бремя,

                               Которое в слезах народный вождь берёт.

                        Прославим власти сумрачное бремя,

Её невыносимый гнёт.

………………………..

         Мы будем помнить и в летейской стуже,

Что десяти небес нам стоила земля.

                                                      (1918)

Многочисленные современные публикации о поэзии Мандельштама непременно упоминают о мужестве поэта, написавшего в 1933-м знаменитую эпиграмму на Сталина:

Мы живём под собою не чуя страны...

Но при этом никак не осмысливается поэтическое достоинство произведения, в котором звучат удивительные рифмы, как, например: «малина – осетина». Судя по всему, осетин появляется в «гениальной эпиграмме» лишь для того, чтобы зарифмовать «малину»:

Что ни казнь у него, то-малина,

И широкая грудь осетина[12].

Мандельштам по секрету читал это стихотворение очень многим людям, предупреждая каждого хранить услышанное как величайшую тайну. Сталин узнал о храбром Мандельштаме (благо что узнать о деяниях поэта не составляло никакого труда), – и храбрый Мандельштам отправился в Воронеж. В Воронеже поэт «плодотворно работал»...

Осип Мандельштам

...А теперь пойми:

                              Я должен жить, дыша и большевея,

                И, перед смертью хорошея,

                           Ещё побыть и поиграть с людьми.

                                           (Май 1935)

Мандельштам был настоящим лириком, искренним и глубоким. В «ссылке» он писал о герое своей эпиграммы в столь знаменательном 1937 году:

Хочу назвать его – не Сталин, Джугашвили!

..........................................................

                Не я и не другой – ему народ родной –

Народ – Гомер хвалу утроит.

…………………………………..

Я у него учусь, не для себя учусь,

         Я у него учусь к себе не знать пощады.

                    Несчастья скроют ли большого плана честь!..

* * *

  Слава моя чернобровая,

        Бровью вяжи меня вязкою,

       К жизни и смерти готовая,

 Произносящая ласково

Сталина имя громовое

                       С клятвенной нежностью, с ласкою.

* * *

О том, как вырвалось однажды:

           - Я не отдам его! – и с ним,

                 С тобой, дитя высокой жажды,

И мы его обороним.

 

     Непобедимого, прямого,

                     С могучим смехом в грозный час,

        Находкой выхода прямого

Ошеломляющего нас.

Мандельштам оставил в своём творческом наследии не только стихи; проза его тоже очень выразительна, образна, искренна и содержательна...

«Я люблю только тебя и евреев. (Письмо к жене[13], 1926.)

Порядочность – это, конечно, то, что роднит буржуа с животным.

Ночью по Ильинке ходят анекдоты. Л. и Т. ходят в обнимку, как ни в чём не бывало. У одного вёдрышко и константинопольская удочка в руке. Ходят два еврея, неразлучные двое – один вопрошающий, другой отвечающий, и один всё спрашивает, всё спрашивает, а другой всё крутит, всё крутит, и никак им не разойтись...»

Мандельштам пересказывает анекдот о Ленине и Троцком, высланном из Алма-Аты в Константинополь. Поэт с видимым удовольствие фиксирует в анекдоте, по его мнению, смысл настоящей истории...

В прозе Мандельштам гораздо более откровенен, чем в стихах:

«Мне и самому любопытно подчас, что это я всё не так делаю. Этот Мандельштам, который столько-то лет всё, подлец, изворачивается? Долго ли он ещё будет изворачиваться? Оттого-то мне и годы впрок не идут: другие с каждым годом всё почтеннее, а я наоборот: обратное течение времени.

Я виноват, двух мнений здесь быть не может. Из виноватости не вылезаю. В неоплатности живу. Изворачиванием спасаюсь. Долго ли мне ещё изворачиваться? Когда приходит повестка, когда от меня требуют, чтобы я выдал сообщников, прекратил воровскую деятельность, указал, где беру фальшивые деньги,... я моментально соглашаюсь, но тотчас как ни в чём не бывало снова начинаю изворачиваться – и так без конца...

Всё равно никогда не стану трудящимся. Мой труд, в чём он ни выражался,... озорство, беззаконие. Но такова моя воля, и я на это согласен. Подписываюсь обеими руками... Для меня в бублике ценна дырка...

Все произведения мировой литературы я делю на разрешённые и написанные без разрешения. Первые – это мразь, вторые – ворованный воздух. Писателям, которые пишут заведомо разрешённые вещи, я хочу плевать в лицо, хочу бить их палкой по голове и всех посадить за стол в доме Герцена, поставив перед каждым стакан полицейского чаю и дав каждому в руки анализ мочи Горнфельда. Я один работаю с голоса, а кругом густопсовая сволочь пишет... Пошли вон, дураки! Зато карандашей у меня много – и все краденые и разноцветные.

Я настаиваю на том, что писательство в том виде, как оно сложилось в Европе, и в особенности в России, несовместимо с почётным званием иудея, которым я горжусь»[14].

Признания О.Э. Мандельштама (поэтические и прозаические) очень хорошо иллюстрируют мир преобразователей жизни, а это поясняет и причину репрессий. Жертвы и палачи, образно говоря, ехали в одном поезде, служили одной идее. Знаменитый советский Иосиф – Сосо Джугашвили – в первом вагоне, класса люкс, самом близком к локомотиву Революции; другой советский Иосиф, менее знаменитый, – Ося Мандельштам – был пассажиром вагона, болтавшегося в хвосте. Осю Мандельштама высадили в 1937-м; Сосо Джугашвили сняли с поезда в 1953-м. Так чередовались судьбы пассажиров... Некоторые (и довольно многие) доехали благополучно – наслаждаясь в путешествии благами Коммунизма. Останки пламенных революционеров, хорошо поживших и хорошо покушавших в вагонах-ресторанах коммунистического поезда, хоронили с почестями – провожая в Эреб «светлого будущего» речами о неизбежном в перспективе истории счастье гегемона...

В Российском Центре хранения и изучения документов новейшей истории находится очень интересный источник: дневник одного из членов партийной номенклатуры Советского государства, выпускника Института Красной профессуры Иосифа Израилевича Литвинова[15]. Он был одним из тех, кто входил в штаб теоретиков ЦК ВКП(б).

Дневниковые записи Литвинова за 1922 год сохранились, – тогда как в годы репрессий почти все документы подобного рода либо уничтожались самими авторами, либо бесследно исчезали в архивах НКВД. Мы приведём здесь только наиболее характерные и важные строки из личного дневника профессора Литвинова.

Итак, РЦХИДНИ, Фонд 589, Дело № 1509, листы 16-52. Подлинник.

«1922 год. 15 января

В последнее время самая популярная тема среди коммунистов – самоубийства. Стреляются, отравляются коммунисты на каждом шагу. Общественная деятельность – только средство забыться, заглушить свой внутренний голос. И вот теперь приходят к самым печальным заключениям. Личная жизнь разбита. Одиночество. Семьи нет. Нервы расшатаны. Здоровье подорвано. Материальное положение не обеспечено. И тогда многие из коммунистов, видя, как они остались в дураках, разочарованные, лишают себя жизни... Тает правоверная коммунистическая рать, всякий скрывает свои истинные намерения фиговым листом фраз. А на самом деле каждый хочет устроиться...

18 января

Читал первую лекцию после каникул в ВЧК. На мои вопрос: кто выиграл в революции, получались самые разнообразные ответы. Общий вывод – никто. И это в школе ответственных работников ЧК!.. Утром мы больше часа беседовали о самоубийствах. Решили, что самый лучший способ – хлороформ. Поставить склянку, чтобы хлороформ капал на лицо, лечь и покрыть лицо марлей и ватой. Смерть безболезненная, верная.

21 января

Вчера был у меня Бухарин. Долго сидел и болтал. Я на его месте тоже был бы оптимистом: "Бытие определяет сознание". Бухарин дал обещание, что сионисты будут приняты в Коминтерн!

26 января

Голодная толпа благословляет спекулянтов. "Не будь их, мы бы совсем погибли", – это слышно на каждом шагу. Так мы, коммунисты, четыре года кричавшие о паразитах, дармоедах, купцах, спекулянтах и капиталистах, своими действиями доказали, что капиталисты, даже спекулянты не дармоеды, что без них почти невозможно. Мы до глупости упрощали теорию классовой борьбы. Объявляли еретиками чуть ли не тех, кто отрицал классовый характер математики. А взять хотя бы коммунистов. Что представляет собою партия? – Стадо баранов! Коммунисты выработали свои кастовые предрассудки. Двух мизерных пайков получать нельзя, а 500 рублей золотом брать можно! Нищенское предприятие в аренду члену партии брать нельзя, а быть посредником в Центросоюзе и получать 130 миллионов в месяц – можно! От партии завоняло, несмотря на усиленную чистку.

Освобождённые «трудящиеся» массы

31 января

Сегодня выступал по вопросу об экономическом характере насилия... Пока выступаешь, – волнуешься, а потом такое же чувство, будто онанизмом занимался на трибуне. Кого это интересует – спор о значении слов пророка аллаха – Маркса?! Схоластика, да и только! Я переживал то же самое, когда изучал Талмуд. Весь мир живёт, а мы в дикой, оборванной России треплемся, изучая диалектический материализм, и отлучаем всех с нами не согласных. А на 100 тысяч жителей у нас один автомобиль, в Америке – 10 тысяч.

3 февраля

Несчастная Россия! Ты должна быть или оплотом древнего православного благочестия, или мировой революции, но тебе нельзя жить просто для себя. И ты гибнешь от тьмы, голода и эпидемий. Поволжье вымирает. В Москве дети десятками совершают самоубийства из-за голода. Зато сеть губернских партшкол будет расширена.

6 февраля

На душе паскудно. Думаю об иллюзиях, которые люди создают себе. Всё в будущем, в будущем, а будущего-то и нет, ибо оно копия настоящего! Помню, в восемнадцатом году беседовал с товарищем о большевизме. Я ему сказал, что нельзя сразу перейти к социализму. Он мне ответил, что я прав, но тогда надо ждать тысячелетия и жить не из-за чего. Словом, надо себя "надуть"! – И все мы себя "надуваем"! Сознательно надуваем! Рисуем себе будущее как весёлый праздник, заранее зная, что всё это чушь и ерунда.

7 февраля

Марксизм превратился в религию. А стадо баранов глазеют и покорно слушают. Конец близок. После русской революции марксизму как миросозерцанию класса наступил конец. Такие опыты даром не проходят. Нельзя безнаказанно превратить мир в казарму...

9 февраля

Ночь была мучительная. Когда я раскрыл глаза и увидел вокруг себя тьму и одиночество, мне вдруг захотелось бежать, бежать без оглядки... Вчера был у Миньковских. Сидел у них больше часа. Он – дядя величайшего мирового математика – предшественника Эйнштейна. Она – старая народоволка, хорошо знакома с сестрой Ленина. Кстати, старший Миньковский, убеждённый атеист, пятьдесят лет не был в синагоге, – теперь считает религию необходимой!

15 февраля

Я поймал вора. Мальчишка, сирота. При допросе заплакал и меня назвал барином. Это на меня подействовало, как ушат с холодной водой. Вот тебе и охрана матерей и детей! Гибнут дети тысячами, и мы о них начинаем заботиться только тогда, когда они нас обкрадывают. Идёт война между сытыми взрослыми и голодными детьми. Голодные девочки продаются и заражают сифилисом, а мальчики лазят по

Уличные будни

карманам...

18 февраля

Вечером был в театре с дамой. Со мной случилась беда. – Мои штаны порвались. А в верхнем пальто вход в театральную залу запрещён. Я сидел как пригвождённый. Неудача...

Новых идей в последние дни у меня не было, если не считать наблюдения над антисемитизмом. Он распространён во всех слоях общества. Да, разливается антисемитизм по России широким потоком. Растёт ненависть к евреям во всех слоях и классах. Забудется коммунизм. Многие ярые коммунисты станут спекулянтами. Но долго будет жить в сердцах русских вражда к евреям, которых русские считают виновными в коммунистической разрухе и "нэповской" спекуляции. Кутежи спекулянтов и чекистские расстрелы долго будет поминать русский люд, и винить он будет во многом, если не во всём, евреев. Такие преступления не скоро прощаются. "Несчастным евреям" придётся платить и за своих комиссаров, и за своих спекулянтов.

21 февраля

Между коммунистами царит недоверие, всякий недоговаривает. Прямо, как пишет Исаак Львович Магарик, "коммунистические собаки". Каждый коммунист знает, что его партийный друг в известный момент может в него стрелять. Сужу по себе...

27 февраля

У нас пыталась покончить самоубийством молодая красивая жена механика – одна из столь редких теперь, в наше время огрубевших женщин в сапогах, в эпоху гермафродиток и полуженщин. Кажется, ей просто надоела эта жизнь – грязная, серая, нудная, в коммунистической казарме, с вонючими коридорами, с этим коммунизмом и его красными профессорами, с его жизнью нараспашку, на виду у всех.

28 февраля

В институте определённо юдофобство начинается. Вообще торжествует ура-коммунизм, под которым лучше всего прячутся антисемитизм и всякая мерзость. У меня ещё несчастье случилось: обокрали. Украли сапоги и ботинки.

9 марта

Застрелился Исаак Менделевич Месежников. Он лежал на полу в луже крови и мозга. Комнату вымыли. Монашки крестились и плакали. Видел, как вынесли ведро с кровью и мозгом Исаака Месежникова. Вылили в уборную.

14 марта

Не до праздников сейчас в России. Сомнения охватили все круги общества. То, что несколько месяцев тому назад казалось величайшей ересью, теперь можно слышать от самых правоверных коммунистов.

2 мая

На Пасху был в храме Христа Спасителя. Утром гулял по Москве, любовался ею. Прекрасна Москва, и кому доступно представление о величественном, не может её не полюбить. Монашки стояли на паперти и мирно беседовали. В воздухе кружились голуби. Я крикнул монашкам: " Христос воскресе!" И все как одна громко ответили: "Воистину воскресе!"

В милом обществе провёл до двенадцати. В день Пасхи служил всем богам – православному, Бахусу, большевистскому. В обиде только еврейский.

17 июля

Страна требует мира, покоя, производительного труда. Дадим мы это стране – тогда наше положение самое прочное в мире. Горе нам, если мы не угадаем духа времени, если захотим ещё кормить страну казнями...»

Что происходило тогда в России, с ещё большей выразительностью, чем дневник члена высшего эшелона советской номенклатуры, сообщают голоса из народа, русского – порабощённого, униженного, уничтожаемого народа.

В тридцатом выпуске журнала «Двуглавый Орёл»[16], от 1 мая 1922 года появилась статья «Садизм в Советской России». В этой публикации описывались ужасы социалистической революции и социалистического строительства в СССР. Автор доктор В. Марк, сумел в конце 1921 года бежать из СССР. Будучи очевидцем событий тех «окаянных дней», он имел мужество не скрывать свою фамилию, хотя это было далеко не безопасно даже за границей. До революции был известным врачом. В СССР доктор не посмел отклонить «предложение» большевистских властей занять одну из руководящих медицинских должностей в Красной Армии. По долгу службы ему приходилось участвовать во многих военных кампаниях и быть свидетелем массовых расстрелов и пыток. Вот что рассказал этот очевидец:

«Бедный, несчастный русский народ! Что большевики над тобою проделали! Грязное, отвратительное зрелище невообразимых пыток, расстрелов, убийств и шпионства достигли в Советской России невероятной степени... Перед нашими глазами по лицу Восточной Европы проходит волна какой-то напряжённой жестокости, какого-то зверского садизма, который по числу жертв далеко оставляет за собой и средневековье, и Французскую революцию. В коммунистическом раю каждый порядочный человек обречён на одиночество.

Помню, как в 1919 году в качестве врача при красноармейском отряде мне довелось быть очевидцем ужасающего зрелища в одном из имений Орловской губернии. Мужики волочили за платье старую помещицу по всему дому и с криком и хохотом толкали и били бедную старуху. Остановить бесстыдное поведение озверелой толпы не было никакой возможности. Всякого, кто произнёс бы хоть одно слово осуждения этому неистовству, растерзали бы тут же, на месте. Старая помещица, как потом говорили сами же крестьяне, была в высшей степени благородной и сострадательной женщиной. Во время войны она потеряла двух сыновей, которые в своё время пользовались любовью местных жителей. Теперь же озверелая толпа избивала палками несчастную женщину; её кололи навозными вилами и наконец сбросили бездыханное тело с балкона... Тело кинули в навозную яму, и начался грабёж помещичьего дома. После зверского убийства мужики заставляли своих детей плевать в лицо замученной ими помещице.

Большевики сумели разнуздать все тлетворные и преступные начала в душе народа. Большевистский террор, по моему мнению, - заключает доктор Марк, - является не чем иным, как садизмом, которым воодушевлено большинство комиссаров и их подчинённых».

Автор этих записок, увидевших свет в далёком 1922 году, даже не подозревал, что те комиссары – звери в человеческом облике были только лишь практиками, на деле осуществлявшими социалистические теории Шан Яна, Платона, Кампанеллы, Морелли, Вольтера, Фурье, Вашингтона, Маркса, Ленина...

«После всего описанного, - завершает свой рассказ доктор Марк, - было бы даже странным пытаться исчислить количество казнённых. Но я и не задаюсь этой целью. Правительство Советской России стремилось уничтожить рабочих и крестьян – так же, как и буржуазный класс населения, ибо его целью было – истребление русского народа – как оплота христианской культуры».

Надо сказать, физическое уничтожение было только частью этого сатанинского замысла, потому что довести народ до безмерной жестокости – подобной описанному ранее убийству помещицы; до ужасов братоубийственной войны, в которую была ввергнута вся страна, до состояния безумного голода, когда человек теряет всё человеческое, превращаясь в животное, – это тоже уничтожение, низводящее во ад. Равнодушным историкам, перебирающим в архивах безмолвные свидетельства нашего социалистического прошлого, – видящим и не разумеющим того, что видят; – так и не понять, что происходило – и

Церковь Никола Рубленый после разстрела большевиками Ярославля из тяжёлых орудий летом 1918 г.

происходит в нашей России и с нашим народом...

История огромной страны в ХХ столетии иллюстрирует осуществление планов, которые в деталях были описаны мудрецами Древнего социалистического Китая, жрецами египетских государств первых фараонов; Шумера времён Вавилонской башни; предписаний греческого философа Платона; планов строителей «светлого будущего» – от «Утопии» Мора до каббалистов конца второго тысячелетия по Рождестве Христовом.

В России «свершилась Великая Октябрьская Социалистическая революция»...

В августе 1918 года Ленин телеграфирует в Пензу комиссару Евгении Бош: «Провести беспощадный массовый террор... Сомнительных запереть в концентрационный лагерь... Экспедицию карательную пустить в ход. Телеграфируйте об исполнении.

Предсовнаркома Ленин».

Архивные собрания представляют собой кладезь бесценных документальных свидетельств того, что действительно было.

В Государственном Архиве Российской Федерации (Фонд 1235, Оп. 1, Д. № 8, Л. 27) хранится очень интересное послание, адресованное вождю коммунистов – «товарищу Ленину». Послание было отправлено в самом начале 1918 года лично Ленину. Оно представляет собой произведение весьма оригинального жанра. Это –

АКАФИСТ. О НЕТ, ПРОКЛЯТИЕ ЛЕНИНУ – ПРЕДАТЕЛЮ РОССИИ:

   Откуда явился ты, поработитель,

         Где родился ты, горе нашей страны?

              Где гнездо твоё, большевиков учитель?

Где скрывался ты, сын сатаны?

 

           О, ужасайся, страны нашей предатель!

               Ужасайся, насильно власть захвативший.

        Ужасайся, гражданской войны создатель.

                           Ужасайся, наше Правительство свободы лишивший.

 

    Ужасайся, ты, злодей и кровопийца!

Ужасайся, самосуды учиняющий.

Ужасайся, во зле весь погрязший,

                Ужасайся, обманом солдат привлекающий,

 

Ужасайся, в невинных стреляющий!

     Ужасайся, города наши разрушающий.

                    Ужасайся, улицы городов трупами покрывший.

                 Ужасайся, юнкеров тысячи жизни лишивший.

 

       Ужасайся, в деток-кадет стреляющий[17]!

      Ужасайся, святыни наши оскверняющий.

 О, ужасайся, детей и стариков убийца,

 Ужасайся, добро наше расхищающий!

 

       Ужасайся, человека в зверя превративший,

              Ужасайся, солдат на офицеров натравляющий.

      Ужасайся армию без хлеба оставляющий,

                Ужасайся, к Петрограду немцев подпустивший.

 

 Ужасайся, страну в пропасть ввергший,

           Ужасайся, Ленин – нашей Родины предатель!

«Кондак» этого своеобразного «акафиста» составляют следующие строки:

Ужаснись, мерзкая душа!

                 Вспомни, что скоро погибнешь ты.

                               Русские и без тебя измучены и, чуть дыша,

        Всё же переносят все тяготы.

 

                   Русский народ терпелив, но встанет он,

            Низвергнет тебя в бездну морскую.

    И, как французский Наполеон,

Ты понесёшь кару людскую.

И, наконец:

ПРОКЛЯТИЕ ЛЕНИНУ

О, прегадкий и премерзкий Ленине! Все дела твои направлены на гибель нашей страны, Ленин, образ сатаны восприявший, развал в нашу армию внесший и много зла России принесший!

Встрепенись, сатанинское сердце! Ужаснись перед величием природы, ибо солнце померче, и все России народы ждут конца мира сего! Оставь русский народ, оставь в покое его, пожалей хотя младенческий род!.. Тогда мы возрадуемся и сице возопием: да здравствует «свобода» всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Подпись: Клепиков

Социалисты прошлого призывали безжалостно уничтожать всех властительствующих: государей, князей, духовенство. В России всё это совершалось с ужасающей жестокостью.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года была убита вся царская семья.

В ночь с 24 на 25 июля в Екатеринбург вошли передовые отряды Сибирской Армии адмирала Колчака. По его приказу было проведено следствие об убийстве царской семьи. Следствие контролировал генерал-лейтенант М. Дитерихс. Первоначально дело вёл судебный следователь по важнейшим делам Екатеринбургского окружного суда Намёткин, затем его сменил член окружного суда Сергеев.

По свидетельству английского журналиста Роберта Вильтона, автора книги «Последние дни Романовых», принявшего личное активное участие в следствии, и Намёткин и Сергеев опасались, – «об этом говорил весь Екатеринбург, – что к убийству причастны люди весьма влиятельные, которые не простят им обнаружения истины. Намёткин заявил, что он не имеет права начинать следствие и не начнёт его, пока не получит предложения от прокурора суда (каковой в первые дни освобождения Екатеринбурга отсутствовал). В чистоту его беспредельного уважения к закону не верили. Одни обвиняли его в трусости перед большевиками, другие шли в своих подозрениях дальше. Прямо указывалось на участие евреев. Поведение Намёткина вызвало большое негодование и в военной среде и в обществе»[18].

Намёткин по каким-то непонятным причинам не торопился с расследованием; постоянные проволочки и странное нежелание следователя активно проводить дознание, игнорирование важных улик и замалчивание существенных обстоятельств этого преступления в конце концов привели к отстранению Намёткина. Кстати, Сергеев, сменивший Намёткина, по происхождению был евреем, – об этом тоже сообщает Вильтон. Жителям Екатеринбурга было хорошо известно, что Сергеев – сын крещёного еврея[19]. Сергеев вёл расследование столь же неудовлетворительно, как и Намёткин. Это стало причиной отстранения Сергеева от руководства розысками. 7 февраля министр юстиции Омского правительства С. Старынкевич поручил следователю Н.А. Соколову продолжить дело.

Генерал Дитерихс в своей книге «Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале» пишет, что Соколову, благодаря высокому профессионализму и чувству исторической ответственности, удалось неоспоримо доказать факты убийства и «выяснить, чтó предприняли руководители преступления, чтобы скрыть тела Государя и его семьи, и какой способ сокрытия тел был ими применён».

Последнее фото Св. Царственных Мучеников. Цесаревич Алексей и Вел. Кн. Ольга. Река Иртыш, на палубе пароход «Русь». 20-22 мая 1918 г.

Отправной точкой в цепи событий, установленных следствием, стал тайный приговор царю и его семье. Это произошло в конце июня – начале июля 1918 года, когда Шая Исакович Голощёкин (партийная кличка Филипп), уральский областной военный комиссар, остановился на квартире в Кремле у Свердлова, с которым он был тесно связан. Именно в это время большевики приступили к реализации плана убийства царской семьи. Голощёкин получил инструкции. 4 июля разведка белых перехватила телеграмму из Екатеринбурга:

«Председателю ЦИК Свердлову для Голощёкина. Сыромолотов поехал для организации дела согласно указаниям Центра. Опасения напрасны. Авдеев сменён. Его помощник Мошкин арестован. Вместо Авдеева Юровский. Внутренний караул весь сменён. Заменяется другими. Точка».

Затем шли цифры: 4558.

И подпись: Белобородов[20].

В 1959 году в немецком журнале «7 Tage» была опубликована статья бывшего австрийского военнопленного Ивана Леопольда Мейера – коммуниста и активного участника екатеринбургских событий. В этой статье Мейер привёл перечень тех, кто непосредственно участвовал в убийстве членов царской семьи. Кроме того, Мейер указал, что русским именем «Александр Григорьевич Белобородов» прикрывался еврей Сейсбарт. Роберт Вильтон даёт несколько отличную версию настоящего имени этого революционера: Вайсбарт Янкель Исидорович.

Председатель Уральского Совдепа Белобородов (Сейсбарт) упомянутой телеграммой доложил о начале непосредственной подготовки к убийству. Охрана из русских рабочих была заменена чекистами, в основном евреями и венграми. Как известно, в составе Екатеринбургского президиума областного совета из двенадцати членов восемь были евреи: Сафаров, Войков, Голощёкин, Чуцкаев, Юровский, Поляков, Хотимский, Краснов. Причём Сафаров и Войков имели тесную связь с Бронштейном-Троцким, Нахамкесом[21] и Свердловым ещё по Швейцарии. Исаак Голощёкин непосредственно получал указания от Свердлова и Зиновьева-Апфельбаума. Кстати, в Тобольский Совдеп[22] были включены Дуцман, Пейсель, Дислер и Заславский. На должности заместителя председателя Уральского Совдепа находился Дидковский. Все события, связанные с судьбой царской семьи в Тобольске, определялись именно этими лицами. Главным в этой четвёрке был Заславский, прибывший в Тобольск из Москвы с матросом Хохряковым. Хохряков – его называли «кронштадтским зверем», – исполнитель крупнейших актов революционного террора. Хохряков возглавил

Крестьянская одежда, в которой шёл по Сибири следователь Н. Соколов к белым через захваченные большевиками земли

секретный Екатеринбургский отряд из латышей, мадьяр и немцев.

В Ипатьевском доме большевики подготовили кровавую кровавую бойню – Янкель Юровский[23], Павел Медведев, Пётр Ермаков, Григорий Никулин, Степан Ваганов и «латыши»: Лионс Хорват, Ансельм Фишер, Исидор Эдельштейн, Эмиль Фекете, Имре Надь, Виктор

Слева направо – Толмачёв, Белобородов, Сафаров, Голощёкин

Гринфельд, Андреас Вергази.

Эти «латыши» – на самом деле тщательно отобранные революционные солдаты из Первого Камышевского стрелкового полка международной бригады, бывшие военнопленные австро-венгры, большинство которых представляли собой единоплеменников главных «русских» революционеров.

Роберт Вильтон, приехал в освобождённую от большевиков Пермь, в окрестностях которой был убит вел. кн. Михаил Александрович. Будучи в Перми Вильтон сделал фотографию «комнаты красных комиссаров». Помещение «украшали» транспаранты, прославлявшие Революцию и Ш Интернационал, все надписи на которых почему-то были на еврейском языке. Багровые полотнища окаймляли возвышение – что-то вроде сцены. На этой сцене-помосте стояли стулья и стол (в нём был обнаружен целый набор пыточных инструментов). На стене портреты Ленина, Троцкого, Карла Маркса и Свердлова[24].

В ночь на 17 июля (нов. ст.) в Екатеринбурге совершилось величайшее злодеяние – были зверски убиты члены царской семьи.

На южной стороне подвала, где происходило убийство следователь Соколов обнаружил надпись на немецком языке: «Валтасар был этой ночью убит своими слугами». На той же стене – четыре каббалистических знака. Исследователю Энелю удалось расшифровать тайнопись. Загадочные символы означали: «Здесь по приказанию тайных сил царь был принесён в жертву для разрушения государства. О сём извещаются все народы»[25]. Роберт Вильтон в своей книге сообщает: «Еврей с чёрной как смоль бородой, прибывший из Москвы с собственной охраной в обстановке крайней таинственности, – вот автор надписи...»

В 1613 году в Ипатьевском монастыре под Костромой был призван на царство первый из династии Романовых: Михаил Феодорович. В Ипатьевском доме в Екатеринбурге был убит вместе со всей семьёй последний Романов – Николай II.

После кровавой расправы тела были привезены на грузовике в глухое урочище, неподалёку от деревни Коптяки. В двухстах метрах от заброшенной шахты грузовик застрял. Тела сгрузили и на носилках перенесли к шахте. Однако это было нарушением указаний Кремля.

17 июля в Екатеринбурге в аптекарский магазин «Русское общество» явился служащий комиссариата снабжения Зимин и от имени областного комиссара Войкова (Пинхуса Лазаря Моисеевича) предъявил управляющему Мецнеру письменное требование Войкова: «Предлагаю немедленно без всякой задержки и оговорок выдать со склада 5 пудов серной кислоты предъявителю сего. Обл. Комиссар Снабжения Войков»[26]. В тот же вечер Зимин вернулся и потребовал выдать ещё кислоты. Всего в распоряжение Войкова было доставлено 11 пудов и 4 фунта серной кислоты. Следствие установило, что химический реактив потребовали для вполне определённых целей. Трупы были обезглавлены, разрублены на куски, облиты керосином и сожжены на двух гигантских кострах.

Оставшиеся крупные кости уничтожили кислотой. На месте кострищ были найдены многочисленные вещественные доказательства преступления; в шахте при обследовании обнаружен женский палец, отделённый хирургически профессионально.

В книге профессора Пагануцци «Правда об убийстве Царской Семьи» приводится ссылка на рассказ весьма информированного советского невозвращенца Григория Беседовского, который принадлежал к дипломатической номенклатуре СССР. Беседовский сообщил, как Войков[27], будучи полпредом Советов в Варшаве, после новогоднего вечера в посольстве в 1925 году, в опьянении откровенничал, любуясь

Фото, сделанное в Перми Робертом Вильтоном

перстнем с большим рубином на своём пальце (перстень он снял с расчленённой руки одной из царственных жертв): «Это была ужасная картина. Мы все были подавлены этим кошмаром. Даже Юровский, и тот под конец не выдержал и сказал, что ещё несколько дней и он сойдёт с ума».

Поиски под Екатеринбургом велись с особой тщательностью: достаточно сказать, что для осмотра местности генерал Дитерихс выделил две тысячи солдат. В своей книге он пишет: «Работали ножами, была пересмотрена почва, затем сняты верхние слои земли из-под костровищ и просеяны через решето, и эта просеянная земля промывалась». Были найдены кусочки шейных шнурков и цепочки со следами порезов; обнаружены нательные иконки и медальоны. На месте костровищ и в шахте найдены порубленные кости (большинство костей после воздействия огня и кислоты при прикосновении рассыпались).

Найдены кусочки свинца, вытекшего из пулевых оболочек, пулевые оболочки, остатки обуви, пропитавший почву человеческий жир. Но вот что странно: несмотря на такую скрупулезность, не было обнаружено ни одного зуба убиенных, хотя зубы фактически не горят.

Спустя три дня после уничтожения тел убийцы покинули Екатеринбург. Проходя через деревню Коптяки, они заставили местных крестьян везти их на подводах. Отпуская крестьян, пьяные красноармейцы говорили им: «Мы вашего Николку и всех там пожги». Поздно вечером 19 июля в отдельном салон-вагоне Шая Голощёкин вместе с Юровским выехал в Москву. Голощёкин вёз с собой три не по объёму тяжёлых ящика, вид которых явно не соответствовал роскоши салона. Голощёкин говорил, будто в ящиках были образцы артиллерийских снарядов для Путиловского завода. Прибыв в Москву, Шая Исакович Голощёкин сразу отвёз ящики к Свердлову, у которого прожил пять дней. Среди служащих Совнаркома распространился слух, что Голощёкин доставил в Кремль головы бывшего царя и членов его семьи. Как докладывала агентура белых, один из служащих Совнаркома, пессимистически оценивавший прочность Советской власти, однажды сказал: «Ну, теперь, во всяком случае, жизнь

Генерал Михаил Константинович Дитерихс

обеспечена: поедем в Америку и будем демонстрировать в синематографах головы Романовых»[28].

В. Ушкуйник[29] в одной из своих публикаций утверждал, что существует документ от 27 июля 1918 года, подписанный Лениным, Троцким, Зиновьевым, Бухариным, Каменевым и Петерсом, – о получении головы российского императора и её опознании.

Впрочем, есть и другие свидетельства. М.К. Касвинов в своей книге «23 ступени вниз» передаёт рассказ писателя Брешко-Брешковского о головах, привезённых Голощёкиным в Кремль и демонстрировавшихся членам Президиума ВЦИК в качестве отчёта о выполнении «архиважного задания». 5 ноября 1919 года чикагская газета «Дейли Ньюс» поместила телеграмму своего корреспондента из Советской России Дон-Левина: «Николая Романова, бывшего царя, его жены, четырёх дочерей и их единственного сына Алексея, без всякой тени сомнения, нет в живых. Все они казнены ночью 17 июля 1918 года, и их тела сожжены». Дон-Левин получил эту информацию от Михаила Покровского, советского историка, возглавлявшего Центральный партархив. Всё это подтвердил и Антон Валек – один из руководителей большевистского подполья. Антон Валек, снабжённый значительными денежными суммами для создания конспиративных организаций, пробирался в Сибирь, находившуюся под властью Колчака. Был арестован и во время допросов рассказал обстоятельства убийства царской семьи и сожжения тел – о чём он знал со слов предоблсовета Белобородова и областного военного комиссара Голощёкина.

В 1972 году американский журналист Ричард Халибертон опубликовал книгу «Семимильные сапоги». В одной из глав он описывает свою встречу с П.З. Ермаковым[30], бывшим в 1933 году начальником тюрьмы в Свердловске. Ермаков сказал ему, что тела членов царской семьи были сожжены.

Снос Ипатьевского дома. 1977 год.

26 июля 1975 года председателем КГБ СССР Ю.В. Андроповым (настоящая фамилия – Файнштейн[31]) в ЦК КПСС была представлена записка № 2001, под литерой "А" стоял пункт: «О сносе особняка Ипатьева в городе Свердловске». 30 июля того же года Андропов предложил членам ЦК решить вопрос об уничтожении Ипатьевского дома. При голосовании все присутствовавшие были единодушны. Резолюция: «Поручить Свердловскому Обкому КПСС решить вопрос о сносе особняка Ипатьева...»

Социализм в прошлом, – наивно думают большинство наших соотечественников. Но почему первым президентом демократической России стал человек, осуществивший директиву ЦК и доложивший в Кремль об успешно проведённом уничтожении дома Ипатьева? Почему для сокрытия правды новые правители России продолжают дело своих предшественников? Почему было организовано, так сказать, «обнаружение» лжеостанков и торжественное захоронение лжемощей в Петропавловской крепости? Почему иудей Радзинский, с отвратительной усмешкой глядя с телеэкрана, повторяя слова убийц Государя: «Принуждены Вас расстрелять...», кощунственно вслух всей России добавил: «вторично». – Почему?

Х глава из книги Н.П. Ставрова «Вторая Мировая – Великая Отечественная», Москва, 2006, т. III, стр. 472-501.

(продолжение следует)

 

[1] соответствует армейскому званию генерал-полковник.

[2] Радомысльский (Апфельбаум).

[3] А. Орлов. Тайная история сталинских преступлении. Нью-Йорк, Иерусалим, Париж. 1984. С. 335.

[4] «Вопросы истории». 1965. № 3. С. 7.

[5] Втор. 32, 35.

[6] Реденс, Станислав Францевич, сын сапожника, свояк И. В. Сталина (женат на сестре Н.С. Аллилуевой, А.С. Аллилуевой – во время Гражданской войны сотруднице Одесской ЧК). С 1918 г. следователь ВЧК, секретарь Президиума ВЧК, секретарь Дзержинского. С апреля 1919 переведён в штат Одесской, затем Киевской ЧК. С февраля 1920 председатель Одесской, с августа 1920 – Харьковской, с декабря 1920 – Крымской ЧК. С апреля 1923 – председатель ГПУ Крымской АССР. С 1926 в Москве пом. пред. ВСНХ СССР Дзержинского, секретарь Президиума ВСНХ. С ноября 1927 полпред ОГПУ по ЗСФСР, пред. Закавказского ГПУ. С мая 1931 пред. ГПУ Белоруссии, с июля 1931 – Украины. Вместе с С.В. Косиором разработчик плана «ликвидации основных кулацких и петлюровских контрреволюционных гнёзд» (1932), один из организаторов голода на Украине (1933-1934 гг., 4 млн. жертв). С февраля 1933 полпред ОГПУ по Моск. обл. После убийства Кирова возглавил «мероприятия по очистке Москвы от оппозиционеров и непролетарских элементов». С 1937 деп. Верховного Совета СССР. С 1938 нарком внутренних дел Казахской ССР. Комиссар гос. безопасности 1-го ранга (соответствует званию РККА «маршал рода войск»).

В ноябре 1938 г. арестован, январь 1940 – приговорён к «вмн», расстрелян.

[7] М.П. Шрейдер. НКВД изнутри. Записки чекиста. М., 1995. С. 5.

[8] соответствует званию РККА генерал-лейтенант.

[9] Цит. по: Р. Медведев. О Сталине и сталинизме. М., 1990. С. 419.

[10] Калмансон, Лабори Гилелевич (1901-1945) – «рус. сов. критик, поэт. Чл. Коммунистич. партии с 1917 г. ...Оклеветан и подвергся незаконной репрессии» (так в оригинале. – Н.С.). – КЛЭ. Т. 4. М., 1967. Стл. 108.

[11] М. Розенталь за заслуги был назначен ответственным редактором критико-библиографического журнала «Литературный критик», затем – журнала «Литературное обозрение». «Рассматривая столкновение влияния социального сознания, мировоззрения писателя и влияния самой объективной действительности, М. Розенталь писал, что главный путь... определяет победу реалистического метода». – КЛЭ. Т. 9. М., 1978. Стл. 464.

[12] Столь же удивителен ритмический рисунок стихотворения, связуемого рифмами: «глазища – голенища», «вождей – полулюдей», «хнычет – тычет».

[13] Жена О. Мандельштама, естественно, была еврейкой.

[14] О. Мандельштам. Четвёртая проза. 1930. (Цит. по: О. Лекманов. Осип Мандельштам. М., 2004. С. 244-254.)

[15] И.И. Литвинов (Литвин) родился в 1896 г. в местечке Пильтен Курляндской губернии. С 1918 г. возглавил еврейскую секцию при Рижском комитете социал-демократии Латвии; в 1919 г. во главе отряда участвовал в захвате большевиками власти в Риге. Затем – работа в продорганах в Двинске и Киеве; секретарь райкома, член бюро и зав. агитпропотделом Киевского горкома, политработник 12-й, потом 15-й армии. Окончил Институт Красной профессуры (1924), ученик и сотрудник «отца советской историографию» М.Н. Покровского. С 1925 г. – зав. экономическим отделом «Комсомольской правды». С 1929 г. – член редколлегии журнала «Печать и революция». С 1931 г. – ответственный сотрудник советского торгпредства в Лондоне. В январе 1933 г. вместе с женой Рабинович Р.А. и детьми отказался вернуться в СССР. Постановлением Президиума ЦКК ВКП(б) от 8 апреля 1933 г. исключён из рядов ВКП(б) «как изменник и предатель рабочего класса». Дальнейшая судьба неизвестна.

[16] «Двуглавый Орёл» – русский монархический журнал, выходил в Берлине и Париже (1920-1922 и 1926-1931 гг.).

[17] После подавления восстания 1918 года в Ярославле большевики устраивали облавы на мальчиков: для вынесения смертного приговора в отношении ребёнка достаточно было характерного следа, который оставлял нижний рант тульи гимназической фуражки на волосах.

[18] Н.А. Соколов. Убийство царской семьи. М., 1990. С. 9.

[19] М.К. Дитерихс. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. Т. 1, М., 1991. С. 126.

[20] Для справки: «Белобородов, Александр Григорьевич. С 14-ти лет «втягивается в революционную работу. В 1908 году был арестован и как несовершеннолетний присуждён к заключению в исправительный приют для малолетних преступников. Б. провёл в тюрьме около четырёх лет. После освобождения Б. остался на Урале, ведя активную культурно-просветительную и революционную работу. Революция застала его на Лысьвенском заводе Пермской губернии членом местной с.-д. группы, положившей основу наиболее мощной на Урале заводской большевистской организации». – БСЭ. Изд. 1-е. Т. 5, М., 1927. Стл. 334.

Советская власть дала Б. путевку в большую жизнь: «В 1917 г. Б. участвовал в 1-м съезде советов Уральской обл., избран членом Уральского обкома и делегирован на Апрельскую партконференцию и 6-й Съезд партии». С 1918 г. началась революционная карьера: «Б. – председатель Уральского облисполкома, уполномоченный Совета обороны Южного фронта, зам. нач. политуправления Реввоенсовета Республики, член Реввоенсовета 9-й армии, член Кубанского ревкома. В апреле 1919 г. партия поручила Б. подавить казачье восстание в станице Вёшенской. Б. – один из инициаторов закона по раскулачиванию. На 8-м Съезде партии (1919 г.) избран членом ЦК ВКП(б). В 1921 г. назначен зам. наркома ВНД РСФСР, в 1923 г. – нарком ВНД РСФСР».

В конце концов заслуженного коммуниста «пустили в расход»: 15.08.1936 арестован, 08.02.1938 приговорен к «вмн» и расстрелян (вместе с женой.– ред. сайта). Так что 2-е издание БСЭ уже не упоминает о Белобородове А.Г.; прежняя словарная статья заменена на «Белобородов И.Н.». – В этом есть своя логика: он тоже был жестоким убийцей, но другой революции – кровавого пугачёвского бунта. Один из ближайших соратников Пугачёва создавший на Шайтанском заводе (неподалёку от Екатеринбурга) базу восстания. Пугачёв назначил этого Б. своим «главным атаманом и походным полковником». 5 сент. 1774 г. казнён в Москве. – БСЭ. Изд. 2-е, Т. 4, М., 1950, С. 452.

Белобородов (Сейсбарт) реабилитирован в 1958 г., восстановлен в партии в 1962 г.

[21] Овший Моисеевич Нахамкис, уроженец Одессы, видный публицист большевизма (псевдоним – Стеклов) и близкий к верхушке большевистской власти при Ленине, автор многих документов Временного правительства, в частности – приказа № 1 от 1 марта 1917 г., который развалил армию; участвовал в составлении воззвания «К народам всего мира», призывавшего к прекращению войны. Главный редактор газеты «Известия ВЦИК» (до июля 1925 г.), член ВЦИК и член президиума ВЦИК 2-го и 3-го созывов. Разстрелян в 1941, реабилитирован в числе первых «сталинских жертв» в 1956. (ред. сайта)

[22] Вот судьба членов Уралсовета, подписавших постановление о цареубийстве:

В феврале 1938 г. разстрелян Дидковский.

Сафаров, из «армяно-польской семьи», приехавший с Лениным и Зиновьевым в пломбированном вагоне в Россию весной 1917 г., разстрелян в Саратове 16 июля 1942 года, накануне дня убийства Царской Семьи.

Лазарь Пинхус (Петр Войков) застрелен в Варшаве в 1927 году русским юношей-эмигрантом.

Командарм Берзин, «сын батрака-латыша с еврейскими корнями», разстрелян в 1938 г. на полигоне «Коммунарка».

Лишь Толмачев, единственный из руководителей Уралсовета, – успел погибнуть на гражданской войне. Все подписавшие приговор о разстреле Царской Семьи – погибли от пули.

Помощник Ермакова – матрос Степан Ваганов не успел уйти из Екатеринбурга до прихода колчаковцев и спрятался у себя в погребе. Там его обнаружили верх-исетские рабочие, родственники убитых им людей, и буквально растерзали садиста-чекиста.

Ненадолго пережил Ваганова начальник охраны Ипатьевского дома Павел Медведев. Он ушёл вместе с красными из Екатеринбурга, был в Перми, когда город заняли колчаковцы. Он попал в плен, оказался в госпитале и допустил там оплошность – проговорился медсестре. Его отыскал и допросил следователь Алексеев. 25 марта 1919 года Медведев умер от сыпного тифа и 27-го погребён (обратим внимание – он не был казнён белыми, хотя вполне этого заслужил! – это к вопросу о «зверствах белых», о коих так любят говорить коммунистические лжеисторики).

Семью Янкеля Юровского, который особо гордился своей ролью в убийстве и изо всех сил у своих подельников-убийц оспаривал «честь» первого выстрела в Государя, постигло настоящее проклятие.

Его старшая дочь Римма которая с 1917 года возглавляла «Социалистический Союз Рабочей Молодежи» на Урале, а потом сделала хорошую карьеру по партийной линии – 20 лет, с 1935 г., сидела в лагерях. Фактически арест дочери свёл Юровского в могилу в 1938, тот умер в страшных муках.

«Все внуки Юровского трагически погибли, а девочки в основном умирали ещё в младенчестве. Одного из внуков по имени Анатолий обнаружили мёртвым в машине посреди дороги, двое внуков упали с крыши сарая, застряли между досок и задохнулись, ещё двое сгорели при пожаре в деревне. У племянницы Марии было 11 детей, но выжил только старший, которого она бросила, и его усыновила семья начальника шахты…» (Олег Логинов)

Остаётся добавить, что весь Екатеринбург был украшен названиями улиц в честь цареубийц (до начала 90-х была даже улица в честь Риммы Юровской!). До сих пор в центре города есть улица Толмачёва, на которой и стоит Храм-на-Крови (!!), ул. Венгерских коммунаров (!) и улицы в честь всяких большевистских мясников: Урицкого, Кирова, Шейнкмана, Блюхера и проч. нечисти… (ред. сайта)

[23] Юровский, Яков Михайлович (настоящее имя – Янкель Хаймович), член Уральского областного совета, областной комиссар юстиции. Личность Юровского отмечали хитрость и жестокость, о чём свидетельствуют протоколы допросов родственников Я.Х. Юровского: его матери – Эстер Моисеевны и братьев – Эли-Мейера и Лейбы.

[24] Характерно, что всезнающий Солженицын, долженствующий (с помощью КГБ-ЦРУ-ФСБ) стать «совестью демократической России», в своём «исследовании новейшей русской истории» пишет: «Динамичные из евреев (а таких много) не могли не оказываться на главных направлениях действия и нередко на ведущих местах. Не минуло это и убийства царской семьи, которое теперь у всех на виду, на языке, – и где участие евреев русские уже и преувеличивают с самомучительным злорадством. В убийстве царской семьи – при составе охраны из латышей, русских и мадьяр – две из роковых ролей сыграли Шая-Филипп Голощёкин и Яков Юровский (крещёный)». – Такова версия участия «малого народа» в убийстве царской семьи «динамичного» А. Исайевича Солженицына. (Двести лет вместе. Т. 2, М., 2002. С. 90.)

[25] Цит. по: П. Пагануцци. Правда об убийстве Царской Семьи. М., 1992, С. 59.

Брошюра Энеля (в переводе В. Bepнoгo) была издана на русском языке: Энель. Жертва. Новый Сад. 1928.

[26] Н.А. Соколов. Убийство царской семьи. М., 1990. С. 257.

[27] Коммунизм как будто в прошлом, но принявшие эстафету власти свято чтут завоевания революции: улицы «свободной» России и станция метрополитена «свободной» Москвы, названные в честь Петра Лазаревича Войкова, остаются и по сей день «Войковскими».

[28] В. Родиков. Легенда о царской голове, или история самого циничного преступления // Сб. Приложение к альманаху «Секрет». М., 1992, C. 113.

[29] «В. Ушкуйник» – псевдоним Юрия Романовича Ларикова, по окончании Михайловского артиллерийского училища участвовавшего в Белом движении. В 1921 году эмигрировал в Китай. В тридцатые годы находился на службе Генерального штаба армии Чан Кай-ши. В 1946 году присвоено знание генерала. После поражения Чан Кай-ши возглавлял военный научно-исследовательский институт в Тайване (до 1968 года). Умер в 1989 году в Тайбее.

[30] Ермаков, Пётр Захарович. Генерал Дитерихс даёт характеристику этого человека, составленную со слов местных жителей: «Коренной житель Верх-Исетского завода, центра большевистского пролетариата Екатеринбургского района. Мальчиком был писарем в заводской конторе. 1905 год выводит его на арену "политического" деятеля: он начинает грабить, резать, душить, с хладнокровием и зверством. Этой деятельностью Е. составил себе крупное состояние, но в 1911 году попался и был сослан на каторгу. Освобождён амнистией Керенского, вернулся на Верх-Исетский завод и вступил в ряды большевиков, занимался скупкой оружия.

При Советской власти по протекции Голощёкина становится военным комиссаром Верх-Исетска. На этом посту выделился невероятными зверствами над поселковыми и заводскими жителями. Худой, с застывшим лицом, мёртвыми, висевшими прямыми длинными нитями волосами как бы плохого парика, он был, как говорили несчастные обитатели окрестных хуторов и заимок, "сама смерть"...» – М.К. Дитерихс. Убийство Царской Семьи и членов дома Романовых на Урале. Т. 1, М., 1991. С. 287.

[31] Ю.К. Бегунов дает несколько иное прочтение: Флёкинштейн (Тайные силы в истории России. М., 2000. С. 323).

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
©® VeraPravaya.ru 2016 - 2017, создание портала - Vinchi Group & MySites
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна
Яндекс.Метрика